Blog Olena Mokrenchuk_image

Blog Olena Mokrenchuk

Бабий Яр: нелегко вспоминать - но помнить надо.

30.09.2011, 23:13
Траурные молитвы и свидетельства звучат здесь не один год, не один день... Вот и в этом году поминальные митинги начались в Бабьем Яру 19 сентября, а закончатся, похоже, 3 октября - именно на эти две недели приходятся самые массовые расстрельные акции фашистов. По какой-то сатанинской, садистской прихоти евреев убивали именно в дни, когда это народ обычно празднует Новый год... Об этом трудно вспоминать - но об этом надо помнить. Чтобы не повторилось...

Как тоскливо было в этот день! Как будто и солнышко светило, и потеплело в наших краях, а все же — невыносимая тоска весь день стискивала сердце, неизбывной болью стучалась в память...
Иду по уютным, чисто выметенным киевским улицам от метро Дорогожичи в сторону Бабьего Яра. ОНИ вот так же шли здесь в тот день...
Нет, всё не так: я-то иду к мемориалу — а евреи шли к братской могиле. Навстречу своей смерти.
Я иду одна, налегке, а евреи — вели за руку своих детей и несли на плечах котомки с нехитрыми пожитками.
Я иду, зная, что через два часа, когда окончится траурный митинг, вернусь в свой дом, к семье и детям, а евреи — большинство из них догадывались, что обратного пути для них не будет. И семьи — больше не будет. И — дети их больше не будут жить...

С 19 по 30 сентября 1941 года гитлеровцы расстреляли в Бабьем Яру более 30 тысяч евреев. Их пригоняли сюда колоннами, ставили на край огромного, двухкилометрового оврага и — расстреливали. Стариков, женщин, детей... Трупы бульдозерами сталкивали в ров. А следом вели новые колонны... Сегодня на этом месте — монумент: полуистертые ступени ведут по краю пропасти вверх, но внезапно обрываются, и нелепо изогнувшиеся в отчаянной попытке удержаться, спастись, забронзовевшие человеческие тела падают и падают в пропасть... Трижды убитые: расстрелянные, сожженные и засыпанные толстым слоем земли; многократно забытые: сперва — утопающими в крови гитлеровцами и напуганными войной горожанами, затем советской пропагандой, эти люди сегодня словно воскресли, чтобы напомнить нам, живущим, о том, что все преступления и трагедии в мире совершаются с молчаливого попустительства большинства...

Нет, сам митинг был отличным. В речах выступающих ощущалась нестерпимая боль за тех, кому пришлось принять мученическую смерть, стать безвинным жертвоприношением идолу, молоху войны. Но — почему за 70 лет до сих пор не нашлось НИ ОДНОГО живого свидетеля той трагедии? Почему, несмотря на настойчивые поиски, не удалось отыскать никого, кто мог бы заявить, что спас (или слышал, что кто-то спас) хоть одного еврея из той страшной братской могилы? Никто не спасся? Или — никто не спас??? Эта мысль настойчиво сверлила, похоже, не только мой мозг все то время, пока у подножия монумента один за другим держали речь представители различных церквей да свидетельствовали о совершенно посторонних вещах два «свидетеля» (один — о том, что его бабушка отказалась спасать соседку-еврейку с детьми, о чем потом сожалела всю жизнь, вторая — о том, что ее муж, молча стоящий здесь же, в 1945-м по указанию немца-руководителя Сопротивления спасал жизнь одному еврею в Бухенвальде). Похоже, лучших свидетельств у организаторов митинга просто не нашлось...

Настораживало также и то, что на митинге не было не только представителей власти (любой уж, хоть мерии или райсовета — хотя мог бы и Президент почтить память невинно убиенных). Здесь не было также и лидеров православной церкви (любого ее крыла). Да не вменит им Господь! Сказать доброе слово о погибших, попросить прощения за то, что не уберегли народ Божий и помолиться о том, чтобы Господь простил Украине этот грех пришли только католики, лидеры протестантских церквей (баптистов, пятидесятников и т. п.) да мессианские евреи.

О том, как близко к сердцу принимают трагедию народа Божьего баптисты, проникновенно говорил глава оргкомитета мемориального служения «Помнить, чтобы жить» и президент Библейскогообщества Григорий Комендант. Речь президента Всеукраинского объединения церквей христиан веры евангельской (пятидесятников) Михаила Паночко изобиловала яркими примерами из Библи и метафорами. Ординарий Киево-Житомирской диецезии католической церкви в Украине Петр Мальчук рассказал о том, как видят трагедию верные католической церкви. Свое сочувствие еврейскому народу выражали лидеры других конфессий и церквей Украины.

Конечно же, самой пронзительной, исполненной силы Божьей была речь Бориса Грисенко, старшего раввина Киевской еврейской мессианской религиозной общины: еврей, проживший всю свою жизнь в этих краях, на улице Дорогожицкой, с самого детства ежегодно приходивший сюда вместе с родителями и друзьями возложить цветы и скромные венки на эту братскую могилу — он имел, что сказать! Вспомнив о потасовке, произошедшей здесь во время 30-летнего юбилея трагедии, когда советские чиновники срывали с принесеных евреями венков траурные ленточки с надписями, он сказал: «Сегодня я пришел сюда, чтобы положить цветы к монументу в память погибших, и я благодарю Бога, что никто уже не оттолкнет меня, не попытается прогнать; никто не помешает мне совершить этот акт поминовения. Но мы должны объединить усилия, чтобы нигде и никогда не повторилось подобное зверство».

В этот день на месте трагедии снова звучала немецкая речь. Но уже не грубая и оскорбительная, а покаянная. Лидер миссии примирения, организатор Марша жизни в Европе и США Джобст Биттнер в этот раз снова прибыл сюда, чтобы рассказать о последствиях покаяния потомков тех, кто расстреливал людей во время Второй мировой войны. «Эти люди принесли покаяние за вину своих предков, и Господь снял с них вину, очистил их от этого проклятия». Ярким свидетельством прозвучал рассказ о человеке, который всю жизнь пьянствовал и никак не мог освободиться от своей зависимости. Узнав, что его дед принимал участие в расстрелах мирных жителей на территории бывшего Советского Союза, в том числе, и в Украине, этот человек приехал в прошлый юбилей сюда, в Бабин Яр, и открыто принес покаяние за этот грех. Сегодня, по словам брата Джобста, этот человек освободился от пьянства, живет вполне достойной жизнью и свидетельствует всем, что проклятие грехов (как бы давно они не были совершены) уничтожается только искренним раскаянием, признанием вины перед Господом и перед людьми. «Украинцы, признайте, что в этой трагедии есть и ваша вина. Снимите грех с души — и Господь простит вас, очистит и благословит вашу страну», — сказал он в заключение.

Молить Бога о милости к украинскому народу приехали также сестры-монахини из монастыря... Пожалуй, никогда на этом месте немецкая речь не звучала так скорбно, так проникновенно, так нежно, как из уст сестры Марии! Сестра рассказала, что она родилась в 1941 году, а день рождения ее матери — 22 июня. Узнав о том, что означают эти даты для жителей Украины, России и других переживших ужасы гитлеровской оккупации стран, она посвятила свою жизнь тому, чтобы помогать жителям этих государств, исполнять для них миссию примирения.

...Солнце склонялось к закату. Задушевные еврейские песни плыли над братской могилой, и все, собравшиеся на митинг, подпевали солисту. Слова молитвы капали, как слезы, на эту исстрадавшуюся, пропитанную кровью землю. Вот, выпущенные на свободу лидерами церквей, взлетели в небо белые голуби — будто души убиенных, обретшие, наконец, покой, устремились в небесные обители...

Участники траурной молитвы-митинга ручейками потекли по склонам Бабьего Яра в сторону метро. Евреи расходиться не торопились: стоя небольшими группками, они что-то негромко обсуждали. Может, поминали умерших; может, рассуждали об услышанном...
А, может — благодарили Бога, что сегодня в Украине евреям больше не нужно прятаться и скрывать свою национальность, не нужно отрекаться от своего народа ради выживания?
Кто знает...