Блог Віктора Котовського_image

Блог Віктора Котовського

На боці правди і добра

04.10.2014, 12:19
Господь підняв тисячі чоловіків та жінок, котрі самовіддано, не очікуючи, коли заворушиться наше сите чиновництво, взялися рятувати країну. Таня Глущенко – один із таких волонтерів.

Господь підняв тисячі чоловіків та жінок, котрі самовіддано, не очікуючи, коли заворушиться наше сите чиновництво, взялися рятувати країну. Таня Глущенко – один із таких волонтерів.

Як на мене, так це ще одне велике диво, що його явив Господь на нашій землі. Кажуть: народ створив армію, народ озброїв її й тепер забезпечує усім необхідним.  Напевно тут перебільшення не надто велике. Господь підняв тисячі чоловіків та жінок, котрі самовіддано, не очікуючи, коли заворушиться наше сите чиновництво, взялися рятувати країну. Волонтерський рух допомоги війську сягнув нечуваних масштабів. І якщо у християн до зброї ставлення неоднозначне, то для справ благодійності не існує жодних перешкод. В останній місяць потреби хлопців на фронті значно зросли, – насувається зима. Воякам там дуже важко, але нелегко й тим, хто в тилу, на чию допомогу так сподіваються солдати. 

Таня Глущенко родом із відомого всім Слов’янська. Там познайомилася в Центрі реабілітації зі своїм майбутнім чоловіком і після одруження переїхала до Києва. За фахом вона вчитель. Член євангельської церкви.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Имея на попечении двух малолетних детей, ты  с полным правом могла бы целиком сосредоточиться на исполнении своих материнских обязанностей, но ты находишь силы заботиться еще и о муже, который на фронте, да и о многих других участниках АТО. С чего начался этот труд?

Таня ГЛУЩЕНКО. Максима, моего мужа, мобилизовали еще в марте, он работал водителем КамАЗа в «Київпідземшляхбуді». Во время первой волны мобилизации ему  позвонили с работы и сказали, что нужно перегнать машины в Черниговскую область. Мы в это время были в Славянске у родственников. Вернулись в Киев, я стала его собирать, помню, сумку ему складывала, а он мне говорит: «Зачем ты кладешь так много разных вещей?  Я же на три дня еду, не надо ничего». Он пробыл там положенных три дня, потом ему сказали, что надо остаться еще на десять дней, потом  сказали – сорок пять суток мобилизации. Пока он был в Черниговской области, я еще особенно не волновалась, беженцам помогала, потому что все мои родственники из Славянска приехали в Киев, старалась всех забрать оттуда, всем помочь. Вдруг Максим звонит мне и говорит, что он в Луганской области, начинает  рассказывать жуткие вещи: что выдали четыре пары берцов на сорок человек,  что они там голые и босые, что есть нечего… И я тогда подумала: надо что-то делать.

КОР. Насколько мне известно, у них там три эшелона: первый это штурмовики, там самая опасная работа…

Т.Г.  Да. Максим находится на этой первой линии. Обслуживает установки «Град», его задача доставить боеприпасы к месту боя. 

КОР. Ты работаешь одна или с кем-то кооперируешься?

Т.Г. В самом начале я ездила в зону с лидером группы бывших наркозависимых, но когда он уехал на несколько недель в Норвегию, я осталась совсем одна. А тут оттуда звонят: «Нам то надо, нам это надо. Когда привезешь?»  Я познакомилась с ребятами из батальона военных капелланов. Раньше они служили заключенным в тюрьмах, но сейчас в  связи с такой обстановкой в стране решили перенаправить свою деятельность в сторону армии. Это братья из разных евангельских церквей. Мне надо было ездить, встал вопрос, где взять водителя, машины. Вот так меня Бог свел с этими ребятами.

КОР.  Транспорт есть это хорошо, но ведь чем-то его нужно загрузить...

Т.Г. Собираясь в первую поездку, я обращалась к кому только могла. Были знакомые депутаты, – никто не откликнулся из тех, кому я писала, на кого надеялась. И я пошла к одному киевскому бизнесмену, которого почти не знала, – мои родители с ним когда-то пересекались.  Пришла  к нему и просто изложила суть проблемы: не могли бы вы помочь? Он собрал совет своих директоров, дал мне время, чтобы я перед ними выступила. Врезультате получила от них семь тысяч гривен. Это была моя первая поездка. Тысячи две потратила на бензин и на пять тысяч купила, что ребята просили. Потом в фейсбуке  начала публиковать статусы, люди из нашей церкви стали помогать, привлекать других. Не могу сказать, что у меня очень большие обороты, но когда нужно что-то купить для АТО, то Бог дает средства.  Людей, которые откликаются, не так много, но они есть. На троещинском рынке, например, у меня есть лотки, где я беру со скидкой, продавцы меня знают и фактически жертвуют свой заработок. Вот сегодня там шапки зимние по  восемнадцать гривен взяла. Где вы найдете нормальную шапку за такую цену? Я десять шапок на  сто восемьдесят гривен купила и теперь знаю, что десять человек уже уши не отморозят.

КОР. Что ты сейчас готовишь к отправке, какие вещи?

Т.Г. Сейчас мне надо закупить теплые бушлаты, стоят по двести пятьдесят  гривен. Сегодня купила шесть штук. Но когда мне звонят и говорят, что их во взводе сорок человек, да еще танкисты, то я просто теряюсь. Нужны костюмы-дождевики, штаны из пленки прорезиненной и куртка… – много чего еще нужно.

КОР. Когда смотришь новости по телевизору, то складывается впечатление, что вся страна поднялась, встала против этого бедствия...

Т.Г. На самом деле не так много наших граждан принимают происходящее близко к сердцу.  Большинство живет своей обычной жизнью, в своем привычном комфорте и покое.  Я столкнулась сейчас, – мне надо детей в садик устроить.  Максима уже семь месяцев нет дома, и мне физически тяжело одной с двумя детьми. Я обошла несколько садиков – у меня муж воюет в АТО, меня должны взять без очереди, а  мне говорят: «Извините, мест нет, мы взяли беженцев». Потом – ЖЭК. Существуют какие-то льготы на оплату коммунальных услуг, пока муж на фронте. Я прихожу, на меня смотрят женщины увешанные дорогими украшениями, с наглыми, сытыми, довольными лицами и отшивают как какую-то нищенку. Я реагирую по-христиански, пытаюсь держать себя в руках, любить всех, прощать, но когда дело касается детей, иногда уже не выдерживаю. Очень много людей, которым все равно, что там происходит: это не наша война, пусть разбираются власти. Недавно встретилась с человеком, который был со мной на Майдане. «Я, – говорит, – плачу налоги, почему я должен давать еще сверху?». Слава Богу, у нас сейчас есть много различных общественных организаций таких как «Рух опору», «Народный тыл» и другие. У них там свои планы, но понемногу помогают и нам. А, в общем, как бы ни было трудно, мы верим, что Господь раньше или позже защитит нас от всякой агрессии.

КОР. Господь сурово испытывает всех нас: «Вот, я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие…» ( Втор.11:26).  Добро и зло.  Что ты изберешь, на чью сторону встанешь?  Сегодня мало просто осудить зло и отойти в сторону, предоставив происходящим событиям следовать своим путем. Сегодня как никогда ранее нам нужны талантливые творцы добра, защитники добра, распространители добра, сегодня как никогда нам нужны, активные, настойчивые, мужественные, сильные носители Божьих благословений, те, кто способен принести определенные жертвы для того, чтобы наполнить добром нашу повседневную жизнь. Благословений тебе, Таня, и больших успехов.

Інтерв’ю взяв Віктор КОТОВСЬКИЙ

Останні новини

Вчора