Когда Церковь освящает оружие врага: Еленский объяснил, почему надо разблокировать Закон о переименовании Церквей

28 октября, 10:55
Общество
Когда Церковь освящает оружие врага: Еленский объяснил, почему надо разблокировать Закон о переименовании Церквей - фото 1
Почти два года назад Верховная Рада приняла закон о переименовании религиозных организаций, руководящий центр которых расположен в стране-агрессоре, однако он до сих пор не заработал.

Сначала его исполнение заблокировал «волчий» Окружной админсуд Киева, а с февраля этот Закон по представлению 49 депутатов, преимущественно оппоблоковцев, рассматривает Конституционный Суд.

Известный религиовед Виктор Еленский объяснил, почему, будучи депутатом VIII созыва, он голосовал за него.

По его словам, с началом российской агрессии Украина столкнулась с серьезной проблемой использования в войне против нее религиозного фактора.

«Российская Федерация открыла дополнительный – религиозный – фронт демонтажа украинской государственности и принялась очень активно использовать для этого Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата. Хотя УПЦ МП не испытывала никакой дискриминации в Украине (скорее наоборот), она не только не отвергла предложенную ей роль, но и временами пыталась даже играть роль «первого ученика» в строящейся Москвой антиукраинской школе», – отметил эксперт.

Государство, чтобы защитить себя от угроз, которые могут исходить от религиозных групп, иногда вводит чрезвычайные меры. На Западе после 11 сентября 2001 года, терактов в Лондоне, Париже, Барселоне появился новый, довольно жесткий режим безопасности. В Украине парламент прибег не к запретам, а к предупреждениям.

«Законодатель хочет предупредить граждан о том, что соответствующая религиозная организация находится в подчинении религиозного центра, который находится в стране, проявившей вооруженную агрессию против Украины, и который (центр) поддерживает внешнюю политику своей страны – страны-агрессора», – заявил Еленский.

«Если священнослужители привлечены к деятельности незаконных военных формирований, выступают против территориальной целостности страны, призывают к срыву мобилизации, участвуют в нарушении прав человека и гражданских свобод на оккупированных территориях, то они должны быть привлечены к ответственности.

В то же время вот вам реальная ситуация: религиозная организация в лице священноначалия, которое выступает от ее, организации, имени, обвиняет в разжигании войны не агрессора, а его жертву, распространяет капитулянтские настроения, протестует против войны по одну линию фронта, но принимает военные парады по другую; отказывается оказывать почтение героям здесь, но освящает пушки, ракеты и самолеты там. Демократическое государство должно уважать свободу мысли и слова. Вместе с тем, оно должно предостеречь своих граждан, что организация, чьи функционеры во время войны заняли российскую сторону, руководствуется российским центром», – добавил он.

Виктор Еленский также отметил, что этот Закон не ограничивает религиозную свободу.

«Является ли приписанное Законом название религиозной организации оскорбительным для ее руководства и членов? Вопрос серьезный: некоторые религиозные организации считают определенные названия, которыми их обозначают, оскорбительными, недостоверными или такими, которые искажают их идентичность. В нашем случае это не так: архиереи УПЦ МП не отрицают, когда их идентифицируют как епископов Российской Церкви (особенно за рубежом), не протестуют против намерений Путина защищать «Русскую Церковь на Украине», снисходительно воспринимают обозначение их в разного рода циркулярах и документах Московского Патриархата как служителей Русской Церкви, а некоторые епархии и приходы без проблем вмещают упоминание о принадлежности к МП в свои официальные документы», – подчеркнул эксперт.