• Главная
  • "«Светлый Дом» является благовестием того, что любовь господствует вопреки всему, что Воскресенье уже есть и прикасается к каждому, что лишних в Пасхальной Победе Христа нет и что каждый причастен и может стать Сопричастником"...

"«Светлый Дом» является благовестием того, что любовь господствует вопреки всему, что Воскресенье уже есть и прикасается к каждому, что лишних в Пасхальной Победе Христа нет и что каждый причастен и может стать Сопричастником"

28.12.2007, 18:52
"«Светлый Дом» является благовестием того, что любовь господствует вопреки всему, что Воскресенье уже есть и прикасается к каждому, что лишних в Пасхальной Победе Христа нет и что каждый причастен и может стать Сопричастником" - фото 1
У нас в гостях о. Александр ЧУМАКОВ, иеродиакон-салезианин УГКЦ, основатель и глава Одесского городского благотворительного фонда социальной поддержки обездоленных детей «Светлый дом»

о. Александр ЧумаковУ нас в гостях о. Александр ЧУМАКОВ, иеродиакон-салезианин УГКЦ, основатель и глава Одесского городского благотворительного фонда социальной поддержки обездоленных детей «Светлый дом»

Вопросы и ответы размещены в обратном порядке — последние вверху


Основная тема веб-конференции: Проблемы в сфере социального служения Церквей в Украине


28. Вопрос от редакции

1. Сотрудничает ли «Светлый дом» с подобными организациями в других городах?

— Я уже писал о попытке создать сеть и о том, что бывшая власть «не захотела» существования такой сети. Теперь мы не принимаем участия в чем-то подобном, но желаем и мечтаем о том, что оно осуществится.

2. Получаете ли Вы поддержку от своих братьев-салезиан из Львова и Турина?

— Я бесконечно благодарен собратьям за могущество общности. Для меня их письма, телефонные разговоры, общение через сеть Интернет являются живой водой и глотком воздуха. Я люблю своих собратьев и знаю, что они любят меня. Это невероятная вещь – братство в Божьей милости и любви!

3. Преподобный отче-диаконе, как Вы думаете, почему изменилась позиция главы Одесской ОГА? Кто и как мог на него повлиять?

— Говорят, что почти восемьсот голосов поступили в поддержку вопроса о Светлом Доме на вчерашней пресс-конференции господина Президента. Много людей заявляли о своем желании поговорить с губернатором, чтобы лично объяснить ему дело. Считаю, что он встретился лицом к лицу с феноменом живого человеческого украинского и внеукраинского сообщества – сообщества добра, сообщества действующий благо. Явно встретился с общественным пространством. Достиг его перст Божий – благо дело, что он ответил как христианский украинский человек. Но, как у каждого из нас, это еще не окончательный выбор для губернатора, правительственных чиновников. Так же как для каждого из нас. Так же как для меня. Поэтому – я уверен – ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

4. Как Вы оцениваете роль масс-медиа в формировании и защите гражданского общества?

— Украинский католический университет выдал по этому поводу презамечательную книжку документов Католической Церкви относительно масс-медиа. Я могу только порекомендовать внимательно прочитать все, что там содержится. Для меня это программа для украинских масс-медиа на будущее.

Но очень хочу отметить, что сегодня независимые масс-медиа в Украине – мизерные. Их очень мало. Издательское дело ложит масс-медиа под олигархов, а это разрушает гражданское общество и доверие к масс-медиа. Кажется, что из-за современной экономически-олигархической ситуации мы вынуждены опять вернуться к чему-то похожему на «самиздат». И здесь колоссальная роль остается за Интернетом, за блогами, за «живыми журналами». В том числе и за веб-конференциями, подобными нашей.

о. Александр ЧумаковЯ невероятно благодарен за мужество осуществленной возможности стоять за истину – за Христа. Я невероятно благодарен за Вашу, родные мои люди, посвященную работу. Пусть щедро благословит и наградит Вас Господь!

5. Что бы Вы пожелали украинцам в будущем году? Очень благодарны Вам, что нашли время для общения с нашими читателями. Мы уверены, что все будет хорошо в «Светлом Доме», ведь там где Бог, так не может быть зла. Желаем Вам и всем Вашим юным друзьям ежедневно ощущать милость Божию!

— ТРЕЗВОСТИ В ПРИНЯТИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ТОГО, ЧТО МЫ САМИ ПРИЧИНИЛИ И НЕПОКОЛЕБИМОЙ ВЕРЫ В БОЖЬЮ ПОБЕДУ – БЕЗ ПРИВЯЗКИ К ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ИМЕНАМ.


27. Ольга

— Не планируете ли Вы открывать подобные заведения как Светлый дом в других городах?

— Если Господь позовет, а местные люди осознают потребность в том, чтоб в их среде восстал Светлый Дом, то я с радостью приобщусь к этому делу. Но это дело прежде всего требует наличия посвященных людей, людей веры, надежды и любви.

Сегодня, как никогда, Украина и украинские дети, носители будущности, нуждаются в посвящении и посвященных людях. Будут посвященные – будут и Светлые Дома и надежность существования для каждого ребенка, для каждой матери!

Посвятите себя – и будете!


26. Александр, Одесса

— Отче, ради чего Вы могли бы пожертвовать Светлым домом, его миссией и детьми? Но возможно ли вообще такое?

Светлый дом— Страшный вопрос. И требует ответа, как на Страшном Суде.
Это что-то наподобие жертвоприношения Авраама: «Встань, возьми сына твоего, единственного твоего, того, которого ты любишь, и иди и принеси его в жертву».

Я когда-то в темной ночи жизни уже задавал себе такой вопрос и умолял Бога, чтобы минула меня та чаша, потому что я слаб в вере своей.

Но если в жизненных странствиях моих Он захочет навестить меня опытом Авраама, то я знаю следующее.

Во время аудиенции 1998 года в Ватикане Святой Великий Папа Иоанн Павел ІІ говорил, совмещая такие тезисы:

— Церковь является жилищем Духа Святого;
— Церковь (по Игнатию Антиохинскому) находится там, где есть Епископ, там, где Иерархия Церкви;
— Дух Святой есть там, где есть Иерархия, и без Иерархии нет ни Духа, ни Церкви.

Моя жизнь и моя миссия неотъемлема от Церкви, от Духа Святого, от Иерархии. Вне этого даже Светлый Дом является бессмысленной спесью эгоистической самолюбивой «героики».

Если иерархия моей Церкви в Духе Святом скажет мне, как сказал Вседержитель Аврааму… Пусть тогда Тот самый Дух Святой придаст мне веры и силы на исповедание веры аж до самого края! Я пойду. Но буду шептать, как тот же Авраам: «Бог усмотрит себе жертву, дети мои…»

И еще хочу, чтобы все помнили: «Светлый Дом» – это общее дело. И дети Светлого Дома не являются исключительно моими детьми. Каждый из нас лично ответственен за Светлый Дом, за бездомных детей, за искалеченные украинские семьи, за несовершеннолетних матерей, за их детей – рожденных и нерожденных. И кажется мне, что Господь может призвать меня отойти от Светлого Дома на расстояние тогда, когда вы станете взрослыми настолько, чтобы окончательным и необратимым стала ваша ответственность за страдающее человечество, в котором видим Бога.

Может такое быть. И тогда я буду исповедовать веру, такую слабую и такую несовершенную.

 


25. Тарас

— Прочитал на Вашем ЖЖ, что сегодня у Вас должна была состояться встреча с главой Одесской ОГА. Чем все закончилось? А может не закончилось?

— Да, сегодня была встреча с господином губернатором. Мы говорили в течение получаса, и это достаточно много времени для такой аудиенции.

Многое выяснили, многое согласовали. Достигли окончательного понимания в тех делах, которые были для него неясными.

Несколько раз господин губернатор подчеркнул: «Мы получили дополнительную информацию и теперь имеем ясность с делом. Мы хотим сотрудничать с вами. Мы хотим спокойной работы «Светлого Дома».

В конце губернатор попросил меня предоставить предложения относительно дальнейшего развития благотворительной работы «Светлого Дома» и возможной поддержки со стороны государства. Возможно придет к нам на коляду. Казалось бы все идет на позитив…

Считаю, что будет очень интересно для всех услышать и увидеть, что выйдет в конце и чем все окончится. Думаю, что «Светлый Дом», который двенадцать лет был определенного рода «лакмусовой бумажкой» для многих дел, так же теперь выводит на поверхность очень странную ситуацию. Впереди могут быть невероятные сюрпризы, которые Господь приготовил нам, чтобы мы были способны жить трезво и не предавать друг друга.

— Планируете ли Вы делать в ответ какие-то шаги относительно тех особ и организаций, которые препятствовали вашей деятельности? Скажем, подать в суд на них, чтобы в следующий раз знали, как вредить.

— В суд я считаю для себя возможным подавать только в одном случае: если кто-то (масс-медиа, член правительства или кто-то иной) обнародует лживую информацию или клевету, которые будут причинять моральный вред мне. Ведь моя личность не принадлежит исключительно мне. И защищая в таком случае себя, я обязан защищать всех, кому я принадлежу.

В течение 12 лет я много раз встречал попытки дискредитации через распространение сплетен и клеветы со стороны коррумпированных чиновников. Но делалось это не публично, тайком, через «нашептывание» доброжелателей.

Единственный раз, когда это было сделано публично, это в мае-июне этого года, когда заместитель Генерального прокурора Украины Корнякова Татьяна во время пресс-конференций и через телевидение говорила откровенную ложь, будто бы из Светлого Дома были изъяты видеокассеты с эротическим, да и вообще – порнографическим содержанием. Нужно знать, что во время моего майского визита во Львов, действительно, были какие-то непонятные посещения при участии сотрудницы Генпрокуратуры. Мои сотрудники подтвердили мне, что во время того шумного посещения с попытками проведения несанкционированного обыска кто-то из посетителей принес несколько видеокассет неизвестного происхождения и неизвестного содержания и даже была попытка провести спектакль с якобы «изъятием» тех кассет. Но ни протоколы тогда не были составлены, ни в последствии никаких подтверждений не последовало – ничего, кроме публичной лжи, также и по телевидению.

Теперь те июньские «изобличения» используются в информациях про углубление кризиса отношений Светлого Дома с региональной властью. Одновременно среди людей сеется вражда.

Я лично забыл бы это и отдался бы в руки Бога. Но нельзя допускать вражду людей через масс-медиа. Нельзя молчанием быть сообщником явного и публичного греха, который допустила заместитель Генерального Прокурора Украины. Поэтому должны предпринять соответствующие действия для выяснения ситуации.

Могу добавить только одно, что повторю за Господом моим: «И блажен тот, кто не соблазнится о Мне». Лгали на Господа – и на меня будут лгать. Но для малых мира сего и для морального блага Церкви должен противодействовать греху чиновников и некоторых представителей масс-медиа.

В прочих случаях считаю, что Светлый Дом, который является общественной организацией и не является исключительно моим делом, должен общинно пресекать действия лжецов, разрушителей и недоброжелателей всеми законными способами. Без этого не откроется истина. А истина должна быть видна.


24. Доброжелатель

— Будете ли вы и дальше поддерживать Ющенко и оранжевых? Или ваши политические взгляды теперь изменились?

— Мои политические взгляды не находятся в зависимости от любых фамилий или цветов. Мои политические взгляды вмещены в молитву «Отче Наш».

С 1972 года я находился в диссидентском движении. Тогда никак не шла речь ни об одном из лидеров, о которых мы столько слов говорим сегодня.

Есть вечные ценности и вечное противостояние Цивилизации любви и цивилизации смерти, она же является цивилизацией потребления.. моя миссия совпадает с миссией Церкви в утверждении Цивилизации любви.

Считаю, что повышенное внимание к фамилиям и одновременная утрата принципов является результатом коммунистической привычки к «культу личности», которая пришла к нам из восточной ментальности и искалечила украинскую ментальность трезвого индивидуализма, который одновременно способен создавать твердую и здоровую общность без разрушения личности.

Игры в цветные фантики и выкрикивание имен на площадях воняет неупокоенным «не умер Сталин».
Я взглядов своих не меняю.

Но должен сказать, что из трудностей своей личной жизни никак не создаю вселенской трагедии. Тем более никак не обвиняю Украинского Президента в неминуемых неурядицах переходного украинского положения.

ЗА ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ, МЫ ВСЕ ВМЕСТЕ НЕСЕМ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ – КАЖДЫЙ ПЕРСОНАЛЬНО.


23. Олег, Одесса

— Расскажите пожалуйста, кто такие салезиане? Есть ли в Одессе монастырь салезиан или другие братья-салезиане? Благодарю

— Средина ХІХ века. Италия, которая восстанавливает свою национальную независимость. Взбудораженные толпы, антиклерикальные тенденции, идеологические споры, соревнования партийных групп и идеологий. На улицах полно детей и подростков, покинувших домашний очаг в селах и пришедших по миру зарабатывать на хлеб. Их используют ради хищной эксплуатации, их втягивают в банды, их положением пользуются растлители. Молодой священник из Турина по имени Джиованни Боско присягает Богу, что будет служить добру и спасению этих детей и молодежи вплоть до последнего дыхания. Он ведет себя нетипично: собирает уличных ребят вокруг себя под открытым небом, играется с ними, бегает наперегонки, скачет, поет. Потом садится, чтоб учить о Боге и Божьей Матери, о Церкви и спасенной жизни во Христе. И снова возвращается к развлечениям с молодежным весельем и фантазиями. И опять к науке. Детей и подростков около него все больше. Многие не воспринимают его поведение, потому что говорят, ксендз не должен так вести себя. Коллеги даже хотели его спровадить в психиатрическую больницу. Но волей Божьей и под Сенью Богородицы дело Джиованни Боско растет и крепчает.

Появляются благодетели. Отец Боско получил дом для своих детей. Плечо в плечо рядом с ним встают помощники. Римский Епископ знает о нем и гордится его трудом, всесторонне поддерживает и советует основать общину для увековечения его духовности и посвящения.

Так возникли Салезияни – духовные потомки святого Джиованни Боско.

Салезиане – это община богопосвященных людей наподобие монашеской, которая имеет особенный стиль духовной жизни, отмеченный Пасхальной радостью, заботой Доброго Пастыря, который готов покинуть собственное благополучие ради тех, кто находится в опасности, молодежной динамикой, литургией жизни и созерцанием в действии.

В течение долгих лет существует ветвь салезиан украинско-византийского обряда в Восточном праве.
В Одессе салезианский дом латинских собратьев на ул. Малиновского, и пока еще существует мое присутствие в «Светлом Доме». Я принадлежу ко Львовскому салезианскому дому восточной украинской ветви.


22. Украинец

— Сколько греко-католиков сегодня живет на Одесщине? Есть ли какие-то "гонения" со стороны тех, кто называет себя православными? Какое состояние украинского языка в регионе и есть ли перспективы его развития? Благодарю.

— К сожалению, я не смогу дать Вам исчерпывающий и совершенный ответ на первый вопрос. Во время своего приезда в Одессу Блаженнейший Патриарх Любомир в своей проповеди указал на то, что в Одесском регионе существует, условно говоря, три группы людей: те, которые помнят и признают себя греко-католиками; те, кто не забыли но по инерции прошедших времен боятся признать себя такими; а также те, кто пока еще «никакие», то есть вообще не знают, какой они веры, но радостно бы присоединились к Церкви, если бы благовестие дошло к ним. Исходя из такого Патриаршего понимания дела, пока еще достаточно затруднительно реально очертить окончательную численность верующих нашей Церкви. Но можно с определенностью утверждать, что имеем три реальные парафии в Одессе и парафию в г. Юном, каждая из которых состоит из нескольких сотен реальных верующих. Зарегистрированы парафии в Одесской области, регистрируются общины.

Дело состоит еще в том, что уже на протяжении долгих лет мы не можем даже получить кусочек земли под строительство нашей Церкви.

Никаких конфликтов с другими конфессиями ни разу не было. Так же не слышал, чтобы происходили какие-то агрессивные провокации.

Что касается языка, то могу с уверенностью сказать, что большая часть Одесского региона украиноязычная. Исключением являются земли за Днестром, так называемая Транснистрия, но там с давних времен огромная мешанина поселившихся народов: болгары, гагаузы, молдаване, румыне, потомки турецкого населения, русские староверы. Украинцев тоже много. В Одессе последние годы все более слышен украинский язык, особенно среди молодежи. Перспективы развития есть, особенно, если украиноязычное население в конце концов решится говорить на своем языке в бытовых вопросах: в транспорте, на улицах, в магазинах, на рекреации… Препятствует неправильное понимание так называемой «толерантности», когда люди сверху соглашаются с тем, что нормой личного общения должен быть не украинский язык. Это скорее внутренняя проблема личных психических комплексов одесский украинцев.


21. Наталья, г. Новая Каховка

— Отец Александр, скажите пожалуйста, имея опыт работы с детьми-сиротами и уличными детьми – какова, на Ваш взгляд, их самая большая потребность: это материальная нужда или все же духовная? Чем именно простые люди могут лучше всего послужить этим детям? Чего они ждут в подарок на Рождество? Известна ли Вам судьба Ваших выпускников – какой их дальнейший жизненный путь? Спасибо за ответ.

— В классическом варианте потребности детей-БОМЖ и детей улицы можно разделить на три группы:

— потребность в бытовом обеспечении,
— социотерапия, психотерапия и правовая защита,
— восстанавливающее обучение, т.е. восполнение утраченных или неприобретённых знаний, умений и навыков, в обычном варианте свойственных сверстникам этих детей.

И хотя удельный вес потребностей нематериального плана, как видите, более внушителен, но всё начинается с простой бытовухи. Почему? Потому что именно здесь источник всех утрат. Потому что в нормальном варианте ребёнок решает свои бытовые проблемы с помощью мамы и папы, бабушки и дедушки, т.е. в простой и обычной «бытовухе» для ребёнка всегда присутствует проявление родительского тепла. Купить пирожок или дать копеечку, подарить игрушку может любая превая встречная тётя. А вот позаботиться о неумытости мордашки, перемене носков (!), нету ли дырке в подошве и почему под штанами опять нет трусов – это доступно только тем, кто принимает ребёнка вполне, как своего, и кого сам ребёнок допускает к себе в качестве «своего».

Поэтому для таких детей пара вязаных носков в Рождество на звёздочку, шарфик, домашней вязки, иной раз оказываются намного значительнее какой-нибудь супер-пупер игрушки. Правда, очень осторожно следует обходится с дарением того, что вообще очень личное (трусы, майки) – право дарить такие вещи нужно сначала заслужить. Во всяком случае, любой из этих детей больше всего ждёт в подарок то, что для домашнего ребёнка является надоевшей обыденностью, — то, что сохраняет в себе ощущение стабильного семейного дома.

Я давно убедился в том, что у моих детей холодные покупные предметы вызывают отторжение. Они их очень быстро ломают, т.е. быстро-быстро используют полностью и до конца – хранить-то негде!

Ещё более важны для этих детей предметы, которые можно было бы назвать знаками состоявшихся встречь. Фотография, фенька напамять, - то, что можно легко и долго сохранять, нося на самом себе или в кармане. Такие предметы являются для детей-БОМЖ и уличных детей отличительным знаком принадлежности, неодинокости. Это осуществление их потребности хотя бы в какой-нибудь социализированности.

Ещё важнее им встретить неназойливого взрослого для недолгого очень искреннего разговора без попытки залезть в душу и без намёка на нравоучительность. Скорее даже, найти взрослого, который будет слушать и слышать и в ответ «вставлять свои пять копеек» с пониманием и – что очень важно! – ничего не обещая на будущее (потому что, как правило, все обещания не сбываются либо становятся тягостными обязательствами для взрослого – они это знают).

Ещё важнее возможность прямого контакта, во время которого взрослый научит чему-нибудь несложному и забавному, например, делать бумажные кораблики. До конца жизни буду помнить, как беспризорный Славка, поверив наконец, что я всерьёз рядом, шопотом выдохнул: «Отец! А ты меня по часам понимать научишь?»

Или просто полчаса, по настоящему отложив все заботы в сторону, самозабвенно поиграть с ним в «крокодила», в «кольцо-кольцо, ко мне»…

Судьба большинства наших детей нам известна. Судьбы складываются очень по разному, далеко не всегда так, как хотелось бы. Многие стали просто очень хорошими отцами семейств, имеют детей, работают не разгибаясь, чтобы прокормить своих родных. Когда случается свободный час, приходят ко мне со своими малышами в колясках. Есть такие, которые закончили техникумы и вузы, имеют собственный небольшой бизнес, помогают и дому, и своим товарищам. Есть те, кому не удалось выпрыгнуть из маргинального мира. Тех, кто уже умер от туберкулёза, от СПИДа помним и поминаем поимённо…


20. Игорь Скленар

— Преподобный отче диакон, имею к Вам два вопроса. 1. Ваша социальная работа была как-то отмечена местными органами власти или им это все безразлично?

2. Насколько мне известно, салезианская община не делает акцент собственно на социальном служении, но на христианском воспитании детей и молодежи. Поэтому удается ли Вам в социальном измерении частично формировать истинных молодых христиан?

1. Моя социальная работа за Божьей благодатью никак не была отмечена местными и неместными органами власти. Богу пусть будет благодарность!

2. Согласно Салезианским уставам салезианске служения имеет очень яркий социальный аспект. Педагогическое служение является только одной, хотя и весомой составляющей салезианского служения. Более того, в отличие от монашеской общины «Школьных братьев», салезиане, согласно замыслу Основателя и Уставам, являются не школьными преподавателями, а воспитателями, в личном и социальном измерении.

Безусловно, нам удается осуществлять формирование истинных молодых христиан в социальном измерении. Идет речь не только о бывших беспризорниках, которые уже имеют свои крепкие семьи, детей нарожали и живут истинно по-христиански на радость окружающим. Есть еще огромный труд со студентами и молодежью, которая заявляет о своем стремлении к добровольному благотворительному труду. Ниже я уже написал, что Светлый Дом является катехизой из-за благотворительного действия, благовестием через сопричастие. А это полностью соответствует салезианской форме христианской духовности.

Хотите пример? В прошлую пятницу парень из одной молодежной украинской националистической группы объяснял своим коллегам, почему нужно в воскресенье быть в церкви. Говорит, что это признак свободного человека, потому что когда ты вынужден в воскресенье зарабатывать на хлеб так, что в святой день на Бога и Божью семью времени не останется – то ты рабский человек и живешь в порабощенной стране. Говорит, что ходя в воскресенье в церковь и откладывая необходимость заработка в воскресенья и праздники, мы утверждаем освобождение Украины. А затем говорит: «Я до Светлого Дома этого тоже не понимал, но здесь понял, что свобода – Божий дар, и знаю, чего она стоит, потому воскресенье праздную истинно по-украински». Слушаю его и сам себе улыбаюсь: вот-вот, едва лишь год назад ты, юноша, в воскресенье на «Седьмом километре» горбатился, и только после того, как смуглый хозяин позволял, за «стопариком» националистические лозунги произносил. Такие дела.


19. Евгений (Запорожье)

— Скажите пожалуйста, откуда все-таки финансирование Центра? Я немного сталкиваюсь с работой подобных фондов и знаю, насколько дорого обходится все содержание центра, включая даже коммунальные услуги. А если у Вас есть состоятельные спонсоры, то неужели они не могут защитить Вас перед лицом чиновничьего беспредела?

Какой юридический статус ваших воспитанников: имеют ли они официально статус сирот и лишенных родительской опеки? Это многое объяснило бы в действиях чиновников…

Был ли у вас когда-то Виктор или Екатерина Ющенко и Юрий Павленко? Ведь они не только на словах, но и на деле очень много поддерживают центры, такие как у Вас. Неужели никто из них не знает о ваших проблемах, раз они длятся не первый год? Благодарю за ответы.

— Вы не поверите! «Светлый Дом» ДЕЙСТВИТЕЛЬНО двенадцать лет финансируется исключительно пожертвованиями гражданского сообщества. Не из бюджетных дотаций, не из отечественных или зарубежных фондов, не из олигархических касс. Все двенадцать лет люди, знающие нас и приходящие к нам время от времени, считают себя обязанными принять участие в нашем общем деле через личные пожертвования.

Когда-то (до 1917 года) это было общепринятым. Так существовали все благотворительные общества. О «казённом участии» в их деятельности и речи не могло быть! А теперь подумайте, что нужно было сделать с людьми и обществом, чтобы такая общепринятая форма гражданской благотворительности воспринималась с удивлённым недоверием «этого не может быть»!

Согласен, есть меценатские фонды крупных магнатов, желающих благотворить (насколько это чистая благотворительность и не подразумевает ли она на самом деле специфического улучшения деловы интересов, сейчас говорить не будем). Наш благотворительный фонд – не принадлежит отдельному олигарху или группе олигархов. «Светлый Дом» - это в чистом виде общечеловеческое дело обычных граждан, объединённых доброй воле – жертвовать ради бездомных детей. Что же это произошло с нами, из-за чего мы забыли, что кроме «крутых» собственников бывает ещё общенародная собственность – собственность на средства общинной складчины? Например – ХРАМ!!! Кроме всего храмы нельзя разрушать и по этой причине: поскольку собственник и созидатель каждый отдельный член общины. А когда храмы начинают возводиться по капризу очередной «крутой осыпи», происходит мерзость запустения и профанация.

Так вот, Светлый Дом – это материализация благотворительной воли общины людей жертвователей. И проблема не в том, кто нас защитит. Проблема в том, из какой это могилы поднялся призрак красного комиссара, чтобы на Светлый Дом нападать? Откуда и каким образом кто-то может присвоить себе право покушаться на СОБОРНУЮ (ОБЩИННУЮ) СОБСТВЕННОСТЬ?

Ещё и ещё раз подчёркиваю: проблема не в защите – нас защищает Бог, Богородица и собор людей благоволения. Проблема в том, до какого состояния мы все дошли и каким образом вообще стало возможным, чтобы служебная гос. единица ничтоже сумняшася выносила вердикты в отношении ОБЩЕНАРОДНОГО ДЕЛА?

При чём тут Виктор Ющенко, Екатерина Ющенко, Юрий Павленко? Господь их никак не сподобил участвовать в нашем деле! Пусть сами испытывают свою совесть, почему. К тому же двери не закрыты: осознают – сопричастятся. Андрею Шкилю было дано – и он не отрёкся от возможности стать плечом к плечу. И ещё ряду его коллег также удалось стать рядом с нами – во спасение своих душ. Может быть и те, кого Вы перечислили, ещё сподобятся.

Обращался я с подробным письмом к Екатерине Ющенко в один из самых трудных моментов. Из её офиса трижды звонили о том, что письмо прочитано, внимательно изучается… ждите ответа… ждите ответа… А я уже не первый и не в сотый раз воочию вижу, что не каждому дано прийти на помощь Светлому Дому. Потому что прийти на помощь бедствующим – это огромная благодать и ЕЁ ТОЖЕ ЗАСЛУЖИТЬ НАДО. Потому что благотворят люди во спасение СВОЕЙ души, и должны быть благодарны за то, что их допустили к этому.

Ну, не дано тем, кого Вы перечислили быть причастными Светлому Дому, не дано! Хотя, если придут – не отвергнем. Мы ж за них стояли на Майдане, нам за них под окна – реально! – ртуть выливали (30 литров по протоколу МЧС)…

Относительно статуса детей: неужели общественная благотворительная организация должна определять этот статус? Да нет таких прав у общественных организаций – это прерогатива государственных бездель… простите, чиновников! Статус детей Светлого Дома один: «получатели благотворительной помощи». Точка. Достаточно того, что, в нарушение конфиденциальности, каждого из них мы немедленно заявляем в розыскную службу областного УВД и в службы по делам детей района и области.

А какой у них статус в люке теплотрассы? В подвале дома, предназначенного к сносу? На общегородском мусорнике? Сироты? Лишённые опеки и попечения? Почему я, отец Александр, и мои студенты-добровольцы могут лезть в залитые фекалиями подвалы, чтобы достать оттуда бредящего от горячки ребёнка и оказать ему БЛАГОТВОРИТЕЛЬНУЮ ПОМОЩЬ, а кабинетная дамочка только после этого задаётся вопросом «а какой статус и по какому праву, если по 52 статье Конституции Украины?»

Посмотрите ниже один из моих ответов. Там я прямо говорю о том, какова выгода для чиновника навязывать гражданскому сектору и благотворительности несвойственные обязанности, скидывая со своих плеч ту работу, за которую получается не такая уж мизерная зарплата и сопутствующие льготы.

Объяснения действиям чиновников нет. Чиновники своими действиями отчуждены и чужды. И ответственность – на них самих. И остаётся только крестная боль: разве ж у них не было шанса сопричаститься?


18. Православный одессит

— Уважаемый, а не кажеться ли Вам, что Вашу деятельность в нашем регионе можно считать прозелитической? Не лучше ли Вам уезжать в Галицию или дальше на запад — там также много детей-бомжей.

Ой! Ви серйозно? А кто ж на Втором кладбище за могилами присмотрит, знаете, как их там много? Вы за всеми ними не усмотрите, даже если совсем туда переселитесь, шоб Вы мне так долго жили, как сколько там моих лежит! И што мне Галиция с моей одесской риечью? Она таки меня будет видеть наоборот раввином каким-то, а я же ж одесский украинский!

А прозелитическая тема – это не ко мне! Это или в аптеку Гаевского или даже в Валиховский переулок – там и прозекторы, и резекторы, и вообще всё что надо в последний путь человека! Мы ж, одесситы, друг друга понимаем, даааа?

А теперь, как говорит Жванецкий, сириозно. Вопрос о так называемом «прозелитизме» на постсоветских территориях – это миф из заранее приготовленного набора. Следует признать, что либо мы живём в государствах, реально декларирующих свободу совести и право людей на выбор осуществления собственной религиозности или право на безрелигиозность вообще, либо данное положение наших Конституций является фикцией. Это в свою очередь поставит под сомнение осуществление конституционной системы как таковой, поскольку невозможно сделать фиктивным один элемент фундаментального государственного права, не задев при этом все остальные. Смею думать, что в нашем Украинском государстве тоталитарной диктатуры нет, разве только в горячечных речах отдельных представителей отдельных партий.

Массовое разрушение религиозных традиций в СССР породило к нашему дню как минимум два поколения достаточно индифферентных в вопросах вероисповедания. Более того, преобладающее число молодых людей в центральной, восточной и южной Украине не в состоянии отличить религии от идеологии. А поскольку после крушения коммунистической идеологии у людей появился рвотный рефлекс на идеологизацию как таковую, то это же отношение переносится и на представление о религиозности. Массовое тяготение к соблюдению обрядовых традиций, к сожалению, продиктовано не религиозной потребностью личности, а потребностью в принадлежности и идентификации с определённым сообществом. Следовательно в нынешних постсоветских условиях говорить о том, что участие в обряде крещения действительно соответствует религиозной определённости личности – невозможно. Следовательно, невозможно и реально учесть, кто к какой христианской деноминации принадлежит, поскольку зачастую человек совершенно не знает, что скрывается за тем или иным конфессиональным определением.

Если в процессе личностного развития человек всё же смог прийти к религиозной определённости в той или иной форме, то этот момент никак не является «прозелитацией», а следствием сознательного выбора в специфических условиях существования. Ещё раз говорю и подчёркиваю: «прозелитизм» в постсоветских условиях – это пустой термин, несуществующее понятие, а проблема «прозелитации» – это пропагандистский миф.

В особенности, если речь идёт о детях, вышвырнутых якобы христианским сообществом в мусорник.


17. Священник Дмитрий Останин, настоятель прихода Богоявления Господнего в г. Берген, Норвегия. anagnost73@mail.ru

— Уважаемый отец Александр, скажите, пожалуйста, какое социальное служение несет Украинская Греко-католическая Церковь за рубежом, в частности в Скандинавии? Как Вы думаете, какое служение, или скорее, какое послание она может нести Западной Европе? Благодарю.

— Слава Иисусу Христу! Всечесный отче! За последние двенадцать лет я только дважды выезжал за границу Украины и оба раза едва ли больше недели. Знаю, что в Бельгии и Южной Германии УГКЦ значительно приобщилась к социальному труду с людьми последней эмиграционной волны. Европа имеет с нашими эмигрантами целый ряд проблем, главной из которых является невозможность все понимать, даже тогда, когда люди уже выучат язык. Ментальность разная, а это порождает неврозы такой силы, что только ойкнуть можно. Поэтому, насколько мне известно, священники УГКЦ приобщились к труду по социальному приспособлению наших эмигрантов.

Наше послание Европе, которое ее порадует, может быть только одно: мы создадим надлежащие условия в Украине, и наши эмигранты вернутся да и не будут вас больше раздражать! Это разве что единственное послание, которого сегодня ожидает от нас Европа.


16. Ханас Владимир

— Кир Андрей Шептицкий в своих посланиях, в частности, в послании «О квестії соціяльній», дает собственную интерпретацию концепции «Ремум Новарум» для украинского общества. Есть ли в наше время подобные вещи ?

Понимаем, что период, обозначенный духовной опекой Святителя земли Русской Андрея Шептицкого, был звездным временем, когда Церковь выводила украинский народ на пути обновленного развития как духовного, так и культурного. Социально-политического, государственного. Множество работ Великого Украинского Светителя написаны именно в этот перспективе, которая уже открывалась и вот уже должна была начать осуществляться. Поэтому, принимая во внимание неотъемлемую особенность сугубо украинского развития, необходимо было начертить вариант, который бы соединил бурное развитие украинской капиталистической демократии с христианским дорогоуказателем в этой области. «Рерум Новарум» является документом, который возник в ответ на проблемы, рожденные капиталистической демократией на Западе. Этот строй пришел к власти не без проблем и не без конфликтов с христианством и иерархией Церкви в частности, и в дальнейшем оказался достаточно своевольной системой, которая, условно говоря, сначала делает, а потом рассуждает, что оно такое и почему именно такое. Все теории. Связанные с капиталистическим обществом, возникают постфактум, но для обозначения перспективы развития. «Рерум Новарум» вносит необходимые христианские согласования и коррективы в этот процесс.

Митрополит Андрей имел в Украине ситуацию, когда возможно было опередить процесс и обойти изъяны, своевременно внедряя в общество христианскую, построенную на Евангелии и Апостольской Традиции, концепцию развития. Нужно отметить, что его интерпретация не утратила свое значение по сей день, хотя история государства в очередной раз была оборвана оккупацией.

Сегодня Украина и украинские верующие вроде бы освободились от оккупации и колониального порабощения, представьте себе, что под руководством чего-то похожего на политическую элиту ощупью ищут пути сугубо украинского варианта общественного развития. Но, как в анекдоте, «что ни пробуем делать, все равно получается пулемет». Идем украинским путем, а нам говорят: «О, совсем как в Найроби!... Буркина-Фасо!... Или нет, может скорее латино-американский вариант? Да нет, они уже пошли путем Южной Америки. Или может Чили и Эквадора…»

То есть, сначала должна быть в наличии хоть какая-то обозначенная перспектива развития (повторюсь, во времена Митрополита Андрея это был явно Европейский капиталистическо-демократический путь). А уже после – интерпретации соответственных христианских предостережений. Нет в наше время подобных вещей, ведь «буря мглою небо кроет» и не видит пути. Мы не тяготеем ни к какой системе, что означает только одно: мы размагничены, нулевые в энергетическом обозначении. А раз так, то нужно побеспокоится о нашей душе и основания существования. Перед тем, как подходить к украинским интерпретациям социальных энциклик Иоанна Павла II, необходимо найти концепцию собственно украинского возвращения к традиционной христианской жизни в том величии, которое она имела во времена Владимирового преемника Ярослава. То есть концепцию катехизации украинского общества, прежде всего украинских семей. А с этой точки зрения более значимой выглядит интерпритационная приспособленность к украинским реалиям « Familiaris consortio » Иоанна Павла II. Нам бы с этого начать…

Насколько я знаю, в Украинском католическом университете продолжаются настойчивые труды собственно по переосмыслению главных церковных документов по социальным вопросам относительно украинских реалий. Есть надежда, что в короткое время получим результат.


15. Ярослав Буяк, Тернополь

— Кто из римских Пап кроме Иоанна Павла ІІ является для вас наибольшим авторитетом?

— Слава Иисусу Христу!

Личность Иоанна Павла ІІ является особенным отличием для моей собственной жизни. Во время нашей первой встречи в Кельцах (1991) он подарил мне разговор и благословение, которое не является исчерпанным по сегодняшний день. В 1998 году в Ватикане он – чудо! – узнал меня, показал пальцем и незабываемым грудным голосом Войтылы спросил: «Одесса?» От него в конце аудиенции я получил заповедь: «Все выдержать и крепко стоять!» и я хватаюсь за те слова тогда, когда гаснут все огоньки надежды, ведь Папа сказал – должен выполнить, хотя бы на смерть… есть чувство его особенного присутствия в «Светлом Доме».

Что касается Вашего вопроса, господин Ярослав, то дело выглядит следующим образом: я научился христианству в средине семидесятых годов по духовным указаниям отца Тадеуша Хопре и читая книжку, которую тайно привезли из Бельгии. Помните времена, когда книги Брюссельского издательства «Жизнь с Богом» привозили тайно, как те книжки искали во время обысков? Так вот, первым учебником христианства была книжка «Введение в христианство» Кардинала Йозефа Рацингера. Основанием моих богословских интересов – да, не только богословских, но и жизненных! – стала «Эсхатология» Рацингера. Когда нужно объяснить основания благотворительности, я даю почитать «Милосердную любовь»… сейчас перечитываю «Ценность во времена перемен. Преодоление будущих вызовов» Йозефа Рацингера. Приезжая к нашим благотворителям из Регенсбурга, иду на маленькое кладбище помолиться о благословении святых отцов Йозефа Рацингера, который через всю жизнь учит меня и наставляет. Угадайте с одного раза, кто из Римских Пап кроме Иоанна Павла для меня является наибольшим авторитетом.

…Но есть еще один, который для меня является примером христианского существования в бурные времена и при критических обстоятельствах – Иоанн ХХІІІ. Брюссельское издательство «Жизнь с Богом» напечатало прекрасную книгу о нем. Жаль, что нет украинского перевода!


14. Ханас Владимир

— Отче! В ОГБФ «Светлый Дом» сейчас получает помощь девушка, которая родила ребенка и не захотела от него отказываться, после чего покинула интернат и несколько месяцев с малышом не имела постоянного места проживания. Пока еще у нее есть крыша над головой, питание, уход. А что дальше?

— Знаете, точно такой же вопрос можно было бы задать тому, кто находился в «Останній Криївці» (Последнем Убежище) . «Вот ты сидишь здесь. И товарищей уже не осталось, и эшелоны уже давно отвезли в Сибирь тысячи и тысячи тех, кто смог принести тебе хлеба… За порогом убежища – лес, за лесом – страна… Она, та страна, уже не твоя, так как тебе места нет…» Вывод надвигается один, как в «Том самом Мюнхаузене»: «Присоединяйтесь, барон, присоединяйтесь!» согласитесь, что эта страна обречена на нищету. Что единственное добро, которое можно сделать для этой бездомной матери, это посоветовать ей сдать ребенка в государственный детоприемник. Оттуда ребенок будет вывезен в богатые и состоятельные страны – ребенку там будет лучше, ведь здесь лучше никогда не будет! А там мать пусть еще рожает – и сдает для вывоза, ведь наши женщины – это же инкубатор для заграничных благотворителей, которые в состоянии быть родителями для наших инкубаторских… пока еще «Светлый Дом» является для одной из украинских матерей, которая не отдала своего ребенка, последним убежищем.
Все остальное зависит от вас.
Спрашиваю ВАС: что будет дальше?


13. Александр Славский

— Имеет ли деятельность ОГБФ «Светлый Дом» религиозную направленность (служи тли религиозной экспансии)? Не мешает ли Вам принадлежность к УГКЦ в деятельности в рамках Светлого Дома? Имеют ли церковные структуры отношение к финансированию Светлого Дома, организации ее деятельности?

—Деятельность «Светлого Дома» как организации является сугубо благотворительной. Она является религиозной настолько, насколько благотворительность по своей сути является религиозным делом. Подчеркну это. Ведь мы не занимаемся альтруистической деятельностью, характерной для атеистов и агностиков. Мы делаем добро. В чем разница? А в том, что альтруист, который хочет добра человеку так, как он считает необходимым, навсегда остается субъектом такого действия, то есть «главным героем» благотворительности. Привкус героизма неотъемлем от атеистическо-агностического альтруизма.
Благотворительность является служением, посредничеством. Мы принимаем от Бога через людей, которых Он побудил к милосердию, чтобы немедленно направить полученное туда, где по воле Божией оно должно быть. И каждый раз дрожим, не сделали ли мы ошибку в своем помрачении. Ведь, собственно в деле милосердной благотворительности лучше всего понимается ужасный смысл того Христового совета: «Говорите: мы слуги ничего не значащие, даже того, что нужно было, и того не сделали…»

Продолжаю утверждать, что «Светлый Дом» является благовестием. Благовестием того, что любовь царит вопреки всему, что Воскресенье уже есть и прикасается к каждому, что лишних в Пасхальной Победе Христа нет и что каждый причастен и может стать Сопричастником. Таким образом «Светлый Дом» безусловно является религиозным, имею надежду – православным католическим – делом. Это благотворительность апостольского уровня. Это христианская диакония, в которой «кто не против вас – тот за вас». Это катехизис через действие и молитва через соучастие.

Так же религиозное /с Богом соединяющее общественное/ общественное дело ради утверждения победы Жизни над смертью.

Поэтому мы так заботимся о нерушимости единства в благодеянии. Поэтому мы с такой бдительностью отодвигаем даже намеки на деноминационные разделения, но даем возможность засвидетельствоваться в своей принадлежности. Да, я – греко-католик Киевского изначального, от Апостола Андрея и Кирилла и Мефодия принятого христианства. Украинская греко-католическая Церковь – моя христианская семья в величественно общине детей Божиих по эту и по иную сторону жизни. Рядом со мной в Светлом Доме те, кто создают общину вместе со мной, греко-католиком. Вместе мы создаем общину с детьми, которым никто в мире не является отцом, кроме Отца Небесного, и никто не мать, кроме Богородицы. Через тех детей входим в общину Божию.

Да, в упомянутом сенсе «Светлый Дом» является именно религиозным делом.

Моя принадлежность к УГКЦ не мешает – она побуждает меня действовать благо и стоять на посту вопреки всему! Господи! Хотя бы сил хватило, ведь я же такой уже слабый и старый…

Церковные структуры к финансированию «Светлого Дома» никакого отношения не имеют. Церковные структуры заботятся о нашем Сопричастии, чтобы всегда истинным было наше: «Христос среди нас!»


12. Тимофей

—Уважаемый отче, не считаете ли вы проблематичным попытки переложить на плечи Церкви социальные вопросы, которыми просто обязано заниматься в первую очередь само государство? Собственно Церковь всегда проявляла милосердие и благотворительность к нуждающимся в помощи, но отчасти ей придется делать то, что просто должно делать государство и не делает.

— Благодарю за очень важный вопрос.

Действительно, мы встретились с удивительной проблемой, которую можно было увидеть уже в начале девяностых годов, но теперь она укоренилася и цветет буйно. Это проблема вседержавной «охоты на деньги» или попросту говоря всеобщего нищенства. Вместе с независимостью мы успели провозгласить нашу общественную нищету да и начали получать солидарную помощь мирового сообщества. «Гуманитарные конвои» и «гранты степ бай степ» оказались невероятно выгодными. Чтоб они не исчезли, нужное было одно: поддерживать надлежащий уровень нищеты для демонстрации. То есть делать то же, что делают нищие, которые попрошайничают на трассах, демонстрируя обитателям «ауди» и «мерсов» свои язвы.

Имеем парадоксальную ситуацию: чтобы определенный паразитарный слой населения, то есть номенклатура от социальных проблем, обогащалась, необходимым является чтобы страна была стабильно нищей. Уровень нищеты нужно бережно поддерживать и раскручивать «пиаром» на весь мир. Выгода двойная. Во-первых, в карман падают внебюджетные деньги, которые может и предусмотрены бюджетом, но кто же об этом удваивании заикнется, когда отчетность идет на разные адреса? Во-вторых, не нужно напрягать мозг и рассуждать над мероприятиями по преодолению социальных проблем, — охотники за деньгами являются достаточно креативными людьми, сами напишут проекты и принесут. Третье: не нужно заботиться о деятельности, которая подлежит государственной отчетности. Достаточно внести в государственное отчетное письмо общественную инициативу, как свое собственное достояние — оно же не плагиат, мы же им дали разрешение! — и принять этому поводу орден на груди. Но орден орденом, а деньжата деньжатами.

Прошу обратить внимание на то, как все годы госслужащие, старательно манипулируя законодательством, принуждали общественные организации, в частности благотворительные, создавать учреждения. Не выполнять надлежащую нам благотворительную миссию, а делать вместо чиновников их работу, привлекая на это внебюджетные средства. Мы же на самом деле любим детей и родную Украину — поэтому вынуждены побеспокоиться, как достойные активисты, сознательные и добросовестные! Какой сарказм! Какая гадкая ирония!

Еще и ко всему нас, общественный сектор, в любой момент можно использовать в качестве «мальчиков для битья». Представилось, что имеем множество бездомных детей для преступной бездеятельности госслужащих, — так вот, кто виноват? Тот, у кого дети нашли приют, потому что дети находятся именно там! А госслужащие, как те кони, — не виновны, их дело разводить руками — руководить.

Имеем стабильно нищее государство профессиональных номенклатурных нищих. Которому почему-то подавать на бедность стали все меньше и меньше. Нужно запускать в попрошайничание кого-то более приемлемого. Кто это должно быть? Правильно, Церковь. Ей то по природе принадлежит, пусть отрабатывает нашу послеперестроечную милость!

Если мы, христиане, согласимся на такое предложение профессиональных государственных нищих, то сделаем грех. Потому что будем сотрудничать в стабилизации разрушительного состояния государства, а таким образом будем ухудшать состояние каждого украинца. Что более? Мы прикроем своим присутствием грабеж и ложь, своим авторитетом заслоним преступный паразитизм и опозорим христианское величие общечеловеческой солидарности и жертвенности к истинно страдающему человечеству.

Да. Для христианского милосердия в современной Украине номенклатурой, вышедшей из «комсомольцев», приготовлена очень опасная ловушка. Но упадут в нее те, кто ее приготовил, — Слово Божье! Нам принадлежит солидаризация со страдающими один на один, без проектов и «стэп бай стэп», нам принадлежит пожертвование и мудрость благодеяния так, как завещал Господь.


11. Оксана (Тернополь), oksanaokh@mail.ru

— Читаете ли Вы светскую литературу и если так, то кто Ваш любимый писатель (произведение)? Какую музыку слушаете?

— Благодарю. Как мне удается читать, я не знаю, но удается!

В течение долгих лет я был очарован Пушкиным и Блоком. Теперь оно умерло? Не отодвинулось, но… Когда почти двадцать лет тому назад в волшебном Кракове пришло время на настоящую ностальгию, то сумасшествие души маргинального изгнанника в «почти роскоши» заграничного благополучия, собственно тогда ко мне пришел Евгений Маланюк, чтобы исцелить душу от ностальгического сумасшествия – и остался навсегда. А потом заново, после самиздатовских листов, меня обернула поэзия Стуса. Это произошло уже в Светлом Доме, среди длинных зимних ночей, когда спать не было когда, потому что черные от усталости милиционеры ежечасно довозили замерзших, но еще живых бездомных детей. Если бы не Стус, может, я бы и «сорвался с катушек» — но вытащила меня его песня…

От юности меня сопровождали Стругацкие и Олесь Бердник.

И еще, из самого глубокого, что перечитывается всегда по-новому — Экзюпери и Герман Гессе.

В последнее время не без восхищения перелистываю страницы «модных» украинцев — Андруховича, Забужко, Дереша… Как человек, который достаточно много времени уделил исследованию карнавальных традиций, раблесианскому смеху, пародии, с огромным удовольствием всматриваюсь в бурлески Леся Подеревянского, но читать его на ночь я себе запретил — а то оно потом таки приснится, такое горе…

Невероятно впечатлила «Тема для медитации» Леонида Кононовича. Уже трижды перечитал.

Что касается музыки, то в юности это был «Queen» и «Машина времени». Сейчас Галич, Висоцкий и Александр Вертинский. И ВСЕГДА– Гайдн и Моцарт.


10. Баскаков Юра (Одесса), corsaar@rambler.ru

— Что для вас миссия церкви и ваша личная миссия в этой жизни. И какую роль в этой миссии играет Светлый Дом?

— Instaurare omnia in Chrystae. Возвращение человеку, а через человека и всей Вселенной обновленной жизни-без-смерти в Воскресшем Христе через освящение в Таинствах Божиих, через благовестие, которым Слово далее воплощается в общине призванных к жизни в Духе Святом, через служение «проповедовать Евангелие нищим, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное».

Моя же личная миссия дополняется только необходимостью «обратить сердца детей к родителям их и сердца родителей – к детям, чтобы Господь, вернувшись, не поразил землю проклятием». Светлый Дом является воплощением моей жизненной миссии, это ответ на призыв Божий: «Идите по улицам и площадям и приведите ко Мне искалеченных, нищих и убогих, так как приглашенные не были достойны – ведь много званых, но мало избранных!»


9. Василий

— Какие общественные организации поддерживают Вашу деятельность? О проблемах «Светлого Дома» часто пишет сайт «Майдан», а еще кто с вами сотрудничает?

— Диапазон поддержки со стороны общественных организаций и объединений достаточно большой. Благотворительный фонд «Майбуття», «Меморіал», несколько пенсионерских организаций, одна из одесских организаций ветеранов-интернационалистов, ветеранский фонд поддержки борьбы с организованной преступностью «Защита», молодежные организации «Демократический альянс», молодые КУНовцы, одесское общество Трезубца им. Степана Бандеры… Прошу прощения, что назвал далеко не всех.


8. Владимир Ханас, khanas.volodymyr@gmail.com

— Отче! У меня несколько вопросов:

1) Ваше отношение к военному капелланству?

2) Роль женщины в современном обществе?

3) Помогают ли «Светлому дому» другие представители УГКЦ?

4) Дайте пожалуйста характеристику введению в школах «Христианской этики», в виду поликонфессиональности Украины

1. Считаю военное капелланство крайне необходимым в современной украинской армии, но с соблюдением всех требований относительно свободы совести военнослужащих. Особенно теперь, когда мы шаг за шагом приближаемся к профессиональной армии в Украине. Но организация военного душпастырства требует отдельного внимания со стороны Церкви, что наверное будет сделано в ближайшие сроки, ведь дело того стоит.

2. Двадцатый век, на мой взгляд, является временем особенных материнских интервенций Богородицы в жизнь нас, ее детей. Всевышний желает, чтобы в самое критическое время земная женщина, дочь и увенчание еврейского народа, та, которая переселена в полноте любви по окончанию земной жизни в Небесное Царство Сына своего – Сына Божьего, осуществляла лидерство человечности в Пасхальном паломничестве ко Христу Воскресшему. Каждая женщина в святости деторождения, в сохранении моральной чистоты – своей и семьи, в руководстве отношениями любви, построении семейных отношений в духе Святой Семьи из Лазарета, в принятии в свое сердце жгучего сострадания по отношению к трагедиям войн, риун, в жгучем желании спрятать жизнь своих сыновей и дочерей, во всем спасенной и святом является отблеском сияния Божьей матери. Таким образом ее роль в современном обществе непревзойденная.

Точно так же, если женщина является омраченной, разуверенной, разрушающей личностью, которая живет паразитическим потреблением наслаждений, доводя любовь к сексуальному безответственному хаосу, — в такой ситуации ее влияние на современное общество также непревзойденно в окончательной катастрофичности.

3. в начале нашего существования нас посетил и благословил Блаженнейший Любомир Патриарх Гузар, который и в дальнейшем посещал нас еще несколько раз, с большим удовольствием общался с нашими детьми, интересовался нашими делами. Все греко-католические священники, которые приезжали в Одессу с 1996 года посещали Светлый Дом практически ежедневно, помогали в работе с беспризорными детьми, исповедовали их, катехизировали. Отдельно нужно отметить особенно внимательное отношение к нашему делу со стороны Владыки Экзарха Кир Василия Ивасюка, который живет в Одессе в достаточно стесненном положении, но находит возможности уделять внимание детям и делам Светлого Дома. Особенно хочу сказать о семинаристах Святодуховской Львовской Митрополичей семинарии, которые каждое лето работали с бездомными детьми все время летних каникул. Точно также студенты Украинского Католического Университета каждый раз, когда приезжают в Одессу, приходят с практической помощью в Светлый Дом. Уже несколько лет постоянным исповедником наших детей является отец Александр Смеричинский – глава Одесского морского душпастырства. Пусть благословит их всех Господь!

4. Если христианская этика будет преподаваться в рамках согласованной позиции христианских конфессий, основанием которой будут базовые евангельские этические ценности, то можно только приветствовать такое введение и желать его ускорения. Но преподавание христианской этики требует особой опытности и профессионализма тех, кто будет обучать. Христианской этике должны обучать опытные и высокообразованные христиане. Этот предмет нельзя доверять первому попавшемуся рядовому учителю, особенно такому, который не имеет совершенного богословского образования, поскольку получится из этого только замешательство и грех.


7. Марина, г. Луцк

— Отче, читала, что 24 декабря «Светлый дом» празднует годовщину своего создания. Расскажите, с чего начиналась эта работав Одессе, как возникла эта идея? Почему именно работа с трудными детьми, ведь это очень тяжелый труд. А учитывая, что этим занимаются представители УГКЦ на Юге Украины – наверное очень тяжелый!

Все ли сотрудники «Светлого дома» принадлежат к Греко-Католической Церкви? Как реагирует Совет христианских конфессий Одессы на вашу работу? Нет ли провокаций от православных общественных организаций? Помогают ли в вашей работе другие церкви и другие представители УГКЦ, в частности, Владыка Василий Ивасюк? Благодарю за ответы и Вашу работу! Пусть Господь всегда помогает Вам! С уважением, Марина.

— В истории Светлого Дома много событий, которые напоминают сказку, хотя происходили они на самом деле.

Мы начинали работать осенью 1995 года. Для нашей диспозиции был только небольшой подвальчик на ул. Базарной, 2. Детей там размещать категорически было запрещено как санстанциями, так и прокуратурой. Но на то время ну улицах, в подвалах жилых домов, в теплотрассах и катакомбах бездомных детей, последствий Боровской прихватизации квартир, становилось все больше и больше. Вместе с моими волонтерами, студентами психологического факультета Одесского университета, я принял решение: будем работать с бездомными детьми просто на улице. Но пришла зима. В латинское предвечерье Рождества мы собрали символический ужин, чтобы радоваться и явить солидарность нашим друзьям из Западной Европы. Сделали все по традиции: двери на замок не закрывали, зажгли свечу перед фигурками Святой Семьи, на столе – чтобы светила всем в доме и одну зажженную свечку поставили на окошко для тех, кто блуждают бездомно, как Святая Семья в этот вечер. Именно тогда, когда мы с молитвой ставили свечку на окно, двери открылись и в помещение завалились с мороза шесть бездомных малышей. Классические бездомные, закутанные в лохмотья, грязные, замерзшие… Мы кинулись их принимать, мыть, к столу сажать. И тогда я сказал, что имеем знак от Бога и не будет нам покоя, если спокусимся праздновать Рождество за своими столами, а бездомные дети останутся на морозе. Вот тогда и было решено, что лишними нам будут запреты, пока хотя бы один ребенок не имеет где приютиться. И восстал Светлый Дом.

Кстати, я монах Салезианского чина. Монашеский устав отцов салезиан от начала говорит о том, что наше монашеское посвящение и апостольское служение осуществляется в среде молодежи самой нищей, которая находится в угрожающе критическом состоянии. Если мы отклоняемся от той обозначенной уставом миссии и посвящения, которое, кстати, мы закрепляем в словах вечных монашеских обещаний, то мы не осуществляем своего посвящения и расточаем благодать Божию. Посвящение служения Богу в среде самой нищей молодежи, которая находится в опасности и кризисе, является нашей аскезой и путем освящения.

Да, вы правы. Южная Украина мало чем отличается от территории миссионерского труда. Христианство здесь в мизерном положении. Значительно больше обрядоверия, заимствованного из христианских литургических традиций в синтезе с обрядовыми находками людей, которые когда-то переселились из разрушенных сел до технически-урбанизированной среды. Имеем здесь истинно миссионерскую работу со всеми ее рисками. И что самое удивительное – это также реальная Украина, которая нуждается в миссионерском посвящении украинцев. Нам было бы значительно легче, если бы украинцы значительно больше откликались на миссионерские нужды и миссионерский призыв именно на своей собственной Родине. Поэтому дело совсем не в проблемах местной среды, а скорее в том, как украинские христиане благополучных территорий откликаются на миссионерский призыв Христа.

Люди, которые трудятся в Светлом Доме, не только православные, соединенные с Римской Апостольской столицей (греко-католики). Есть несоединенные украинские православные, есть «искатели», есть синагогиальные евреи – вместе нас много! Весной приходят пятидесятники траву посеять и цветы посадить, приходят баптисты окна помыть, лютеране откликаются на наши нужды… вместе с верующими приходят священники Киевского Патриархата, УАПЦ… трижды наш Дом посещал Блаженнейший Любомир Патриарх Гузар. Впервые он благословил нас еще 22 августа 1996 года!

Владыка Екзарх Кир Василий Ивасюк очень часто приходит к нашим детям и, несмотря на свое нелегкое в Одессе положение, помогает нам, чем только возможно. Литургия, Евхаристия, Таинство Исповеди доступно бездомным детям благодаря услуге отца Александра Смеречинского и других отцов Экзархата. Особенно нужно поблагодарить семинаристов Святодуховской Львовской Митрополичей семинарии, которые заботились о наших детях каждый год во время выездов на летние каникулы, а также студентам Украинского Католического Университета, которые приезжают на Рождество с вертепом и тоже много внимания уделяют нашим детям.
Всех, кто соединен в Милосердии Божьем к беспризорным детям, благословляем из Светлого Дома!


6. Дмитрий, Киев

— Те проблемы, с которыми столкнулся "Светлый дом" уже не впервые, - как все таки они сейчас решаются (решаются ли)? Ведь губернатор, который "уже не хочет" закрывать "Светлый дом", может так же легко передумать снова.

— Работа по решению возникших проблем идёт ежедневно. Пять дней у нас работал представитель серьёзных киевских общественных организаций. Сформированы достаточно точные, документированные и весомые обращения к Депутатам ВР и, как я уже знаю, обращения со стороны Депутатов ВР. Губернатор уже знает, что мы совсем не одни и не «ничьи». Имею основания предполагать, что в ближайшие дни может состояться моя с ним встреча, которая может многое решить, — потому прошу молитв, чтобы свидетельствовать перед властями в Духе Святом.

Подозреваю, что все эти тревожные ситуации на самом деле являются лишь поводом для свидетельствования о Боге и благовеста. Если у чиновников, вышедших из пелёнок комсомола, нет иных способов отыскать Христа, кроме как штурмовать пороги Его дома, то пусть хотя бы так обретут Его.

Наша миссия не прервётся – нищих всегда имеем бок о бок с собой. Гораздо важнее Христа не утратить, — вот об этом печаль и забота.


5. Протоиерей Сергий Чудинович, настоятель Свято-Покровского храма УПЦ КП, руководитель центра социального служения "Милосердие", Херсон. 4udinovi4@mail.ru

— Ваша деятельность вызывает чувства – снять перед вами шляпу. Как минимум. Досточтимый отец Александр! Как Вы работаете с милосердными госучереждениями (напр. Хоспис)? Интерестно узнать у Вас о проблемах, с которыми Вы сталкиваетесь. Насколько они (возможно) схожи с нашими. Ваш ответ важен, ибо видимо трудности у нас похожие. Молитвенно желаю Вам помощи Божьей. Призывая ВАС к ОБЩЕНИЮ, прошу Ваших святых молитв о нас.

— Спасибо, честной отче, на добром слове! Но камилавку по моему поводу предлагаю всё-таки не снимать ))) А то выйдет как-то по грибоедовски: «кричали батюшки «ура!» и в воздух (???!!!) чепчиком бросали»… экие, однако, церковные каламбуры выходят!

Как Вы знаете, мы в Одесско-Крымском Экзархате работаем общинно. Хосписом и ВИЧ-инфицированными самым серьёзным образом занимается Южненский настоятель о. Василий Колодчин. Создана часовня – это очень важно для людей в моменте перехода из этой жизни в пакибытие. Мои силы исчерпываются беспрерывным служением в «Светлом Доме». О большем только думать дерзаю, по жадности своей и гордыне, пусть Бог простит!

Подозреваю, что проблемы у нас с Вами действительно общие: власть на местах, вопреки всем недавним лозунгам не может отделиться не только от бизнеса, но и от взвешивания электоральной весомости конфессиональных именований, до сути которых власть имущим, право слово, особенного интереса нет. Помещения для работы, приседания в чиновничьих кабинетах – это всё мелочи и следствия. Будем говорить о корне проблемы: власть слишком часто воспринимает церковные объединения, церковную иерархию и церковные инициативы инструментально, т.е. как орудие для достижения своих властных интересов. В то же время церковные «электоральные тяжеловесы» стремятся точно также использовать власть в качестве инструмента влияния. Ни то, ни другое не имеет ничего общего с благовестом Христа распятого и Воскресшего. И потому, естественно, при доминирующем «искушении властью» христианское свидетельство милосердия к убогим, нищим, слабым, выпавшим из электорального поля оказывается безумным излишеством, нарушающим законы политических и экономических целесообразностей. Дорогой отче! Но ведь мы же всегда были ВОПРЕКИ! И других вариантов для нас нет – если, конечно, мы хотим сохранить верность Кресту и Голгофе.

Благодарю Вас и пребываю Вашим ОБЩНИКОМ в любви Христовой. Молимся и благословляем Вас из Светлого Дома!.. К тому же, мы так недалеко от Вас, а это означает возможность когда-то и обсудить общие планы и дела за чашкой чая…


4. Надежда, г. Херсон

— В чем непосредственно заключается деятельность вашего центра? Как Вам удается работать с родителями уличных детей? Удается ли кого-то из них вернуть в семьи и насколько это эффективно? Не лучше ли церквям активизоровать свою работу на профилактикические меры в школах, на телевидении, работать с кризисными семьями еще до того, как в них происходят трагедии, когда родителей лишают прав или дети сами уходят из дому?

— Деятельность «Светлого Дома» двуедина: немедленно ответить благотворительным образом на нужду, которую оглашает ребенок, подросток или юноша, девушка, то есть исполнить относительно них христианские заповеди милосердия, одновременно и для осуществления этого будить у сограждан замершую в коммунистические времена потребность в осуществлении индивидуального христианского милосердия в евангельском духе (смотрите указания Нагорной проповеди).

Относительно маргинальных детей и семей, главной мыслью является та, что показателем развития общества является не уровень элитности «верхнего слоя», а стабильность «низшего». То есть нормальной является ситуация не тогда, когда заботятся о нескончаемом развитии и обогащении, а тогда, когда фундамент надежный, а под ногами элитного власть предержащего не разверзнется пропасть социальной бездны.

Что касается детей и их семей, наше задание поддерживать стабильность их «низшего существования» на хотя бы минимальном человеческом уровне. ОБО ВСЕМ ПРОЧЕМ ДОЛЖНО ДУМАТЬ ГОСУДАРСТВО. Которое не особенно думает – тогда мы обязаны сказать тому, что называет себя государством, что оно, правду говоря, является нечеловеческим новообразованием, а не национальным государством.

Там где государство было не способно дать дом детям – мы принимаем детей под кров, там, где государство не способно накормить ребенка – мы дадим ему пишу, там, где имея 17 или даже 19 лет молодой украинский человек ходил в школу один месяц во втором классе, а хочет научиться читать и писать, мы ее обучаем. И делаем это на НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ средства, ведь сама ситуация показывает, что государственные средства оказались несостоятельными. Натурально, что такая деятельность полностью соответствует заданиям гражданского сектора и является оживлением человеческого общества, что касается контроля несостоятельности государства и госслужащих. Натурально, что такая деятельность раздражает несостоятельных или коррумпированных госслужащих, которые перед лицом благотворительной общины вынуждены отвечать за свою преступную бездеятельность, а также неразумие и несправедливость разделения собранных с налогообложения государственных средств. Натурально, что комсомольское поколение нынешней номенклатуры хотело бы, чтобы вместе с организациями, аналогичными нашей, исчезла проблема и воцарилась мертвая общественная тишина.

Наша благотворительная поддержка направлена также в сторону родителей. Есть достаточно случаев, когда в течение трех месяцев или полугодия необходимо было принимать материально одинокую мать, которая сошла с ума от отсутствия работы, средств, еды, — и проблемы начали решаться, конфликты исчезали, а за некоторое время в жизнь семье выравнивалась. К сожалению, во многих случаях мы вынуждены контактировать с людьми, которые пережили окончательную катастрофу и утвердились фундаментально. В таких случаях просто поддержка и сопровождение уже не действуют.

Вы правы: гражданское общество и прежде всего христианские общины, должны сосредоточиться на предупреждении разрушения, вместо того, чтобы ожидать катастрофу, а потом героически вмешиваться в ее последствия. Именно так: мы должны идти туда, где проблема еще не видна, но уже есть, где грех уже обосновался, но еще не осуществлен, еще не стал одержимостью. Ведь благотворительность является социальным экзорцизмом, который скорее не выпихивает господствующего «отца смерти», но не дает ему места для приближения.


3. Мария

1. Насколько мне известно, украинское законодательство значительно ограничивает деятельность общественных и благотворительных организаций в отношении работы с детьми. Как вы считаете — почему? Ведь для детей последствия значительно лучше, чем в интернатах.

2. Сотрудничаете ли Вы с другими негосударственными благотворительными организациями, которые опекают детей-сирот и беспризорников? Подобная работа происходит во многих городах, в частности, в Киеве, Мариуполе, Донецке. Проблемы у всех очень похожие. Не легче ли совместно их решать? Спасибо.

— Слава Иисусу Христу! Благодарю. Относительно первого вопроса: причина одна — аннигилирующие любое действие противоречие в столкновении правовых менталитетов. В законах вмещаются принципы, но отсутствуют механизмы реализации. Политическая воля законодателей не совпадает с инерцией регламентации, которая царит в уютных кабинетах среднего слоя исполнительной власти. Инструкции, положения и директивы разрабатываются по образцам, прописанным в том государстве, которое (если перефразировать Ильича) было «аппаратом насилия одного клана другим». Никакого творчества, никакого приспособления к решению актуально существующих проблем, которых не знал и не мог знать коммунистический лагерь. Человек в том царстве от рождения был предметом государственного владения. Частность жизни была до основания разрушена, а без неприкосновенности нормальной частной жизни невозможна стабильная семейная жизнь. Ребенок был объектом всенародного, то есть государственного владения. Родителей можно было репрессировать, если б выяснилось, что они «лагерных прах», — их ребенок оставался в прямом государственном владении.

Сегодняшнее наше законодательство в том вопросе, который Вы подняли, является местом аннигилирующей встречи ментальности коммунистического рабовладения с ростками цивилизованных реалий правовой человеческой жизни, где человек является субъектом отношений и права. Смотрите, в скрытом варианте это противоречие помещено даже в действующей Конституции, которая в ст. 52 в одном абзаце с одной стороны узаконивает исключительное государственное право на владение ребенком, лишенным родительской опеки, а с другой стороны декларирует обязанность государства «поощрять и инициировать» гражданскую благотворительность в этой сфере. Типичное «стой там и иди сюда»! особенно это вышло на поверхность в последний период, когда со стороны как Президента, так и действующего Премьер-министра особенное внимание уделяется гражданскому обществу и его инициативам в области поддержки и защиты обездоленных детей.

Мы имеем удивительное совпадение намерений и желаний главенствующего эшелона государственного управления и рядового населения. К сожалению, между нами и ними пролегает мощная резиновая прослойка по имени Номенклатура. Номенклатура имеет выгоду в рабовладельческом владении населением, в частности обездоленными детьми, поэтому заинтересована в том, чтобы альтернативные формы социального бытия не существовали или разрушались.

По второму вопросу: да, мы охотно сотрудничаем с родственными общественными организациями, которые разделяют наше мировоззрение. Мы не сотрудничаем с организациями, которые в благотворительности видят «социальный бизнес», в пожертвовании «социальные инвестиции» или скрывают под общественной (свободной от налогов) деятельностью наемный труд на грантовые заказы.

«Светлый Дом» принадлежал к тем организациям, которые в 2001 году подняли попытку создать сеть негосударственных организаций поддержки и защиты детей и семей. К сожалению, в дальнейшие годы большинство организаций, которые согласились тогда участвовать в этой сети, было уничтожено государственным давлением, аналогичным тому, которое переживает по сей день «Светлый дом». Создание такой сети на основании общего мировоззрения и общей социальной концепции (христианская доктрина) считаю безусловно нужным и реальным. Но должно это делаться с чистым намерением, без политических примесей борьбы за власть или пропаганды партийных интересов. И без лишней огласки и шумовых эффектов, ведь тогда снова уничтожат.


2. Греко-католик из Галичины

Сколько времени Вы проживаете в Одессе? Откуда Вы родом? Как вы стали салезианином? Как Вам как греко-католику работается в Одессе? Какие у Вас складываются отношения с другими конфессиями, в первую очередь православными?

— Я – одессит. То есть по материнской стороне семья имеет корни на Винничине, где-то там должно быть такое село Буцни, с которого мы переселились в Одессу еще в невероятно далекие времена. А папа, как нормальный «член семьи репрессированных», вырос в сибирском Прокопьевске м уже после всех реабилитаций вернулся в Одессу. В Одессе я окончил школу, филологический факультет Одесского университета. С университетских лет посвящал свободное время педагогической работе. Работал научным сотрудником в Одесском музее Западного и Восточного искусства, потом преподавал литературу в специализированных классах в одесских школах. После дополнительного образования работал психологом-консультантом в областном психо-неврологическом диспансере, в 1988 г. основал первый негосударственный телефон доверия для молодежи при благотворительной фонде им. Гааза. Далее были годы обучения в Высшей салезианской семинарии в Кракове. В 1996 году основал «Светлый Дом», который и сейчас возглавляю.

Господь призвал меня к близкому общению с Собой еще в далеком 1972 году. Мое становление как христианина происходило при Одесском костеле Св. Петра. Мой духовный отец Тадеуш Хопре был салезианином. Об этом я узнал тогда, когда доверил ему, что имею неугасающее призвание к монашеской жизни. С тех пор (конец семидесятых годов) он начал меня подпольно готовить на монаха-салезианина. Это совпадало с моим жизненным призванием относительно педагогического труда и в конце концов привело к служению в Светлом Дома.

Нам, украинцам греко-католикам, в современной Одессе работается прекрасно. У нас очень счастливые времена, так, как будто коммуна еще не закончилась. Итак, живем в настоящих миссионерских обстоятельствах, не теряя первичного христианского семейного Духа, уже десятый год пошел, как отстаиваем участочек земли, где можно было бы украинцам греко-католикам поставить церквушку. То есть – хорошо живем. Не забывая, что в этом мире нам триумфы не принадлежат, но одни испытания.

Отношения с прочими конфессиями… Что сказать? Весной приходят пятидесятники, посеять в нашем дворе травку и посадить цветы, евангельские христиане приходят помочь убраться, что-то покрасить, отремонтировать. Про лютеран нужно отдельно говорить: они держали нашу жизнь на плаву своими пожертвованиями в самые тяжелые времена, – не было дня, когда бы я не благодарил Бога за них в молитве. Со священниками Киевского Патриархата сотрудничаем во многих делах милосердной помощи нуждающимся, особенно детям и семьям, которые попали в состояние зависимости от нужды и нищеты. Время от времени к нашим детям приходит римо-католический Епископ Бронислав Бернадский, его священники вместе с приходской молодежью тоже приходят, чтобы создать детям праздники. О греко-католиках даже не говорю, потому что Владыка Кир Василий Ивасюк постоянно в курсе наших дел, постоянно что-то делает для детей, а наша экзархиальная священника семья присутствует в Светлом Доме разнообразно, прежде всего катехезой, Святыми Таинствами (все дети умеют исповедоваться и участвуют в Таинстве Примирения очень часто, некоторые каждое воскресенье, т.к. очень ценят Причастие). Московские православные имеют недалеко от нас (где-то метров около 200 от нашего забора) свою церковь, а в той церкви прекрасные колокола. С большой пунктуальностью те колокола возвещают канонические времена, то есть благодаря их стараниям я не имею ни малейшей возможности пропустить надлежащую каноническую молитву, – за что большая благодарность собратьям из московского христианства.


1. Иван Верстюк (православный богослов, публицист), verstyuk_i@ukr.net

— Скажите, отче, чему учит опыт опеки обездоленных детей? Какие уроки лично Вы черпаете в этой деятельности?

— Слава Иисусу Христу! Благодарю. И в то же время извиняюсь, потому что ответить безумно трудно: об этом опыте я должен был бы написать отдельную книжку, потому что двенадцать лет круглосуточного педагогического присутствия среди детей без определенного места обитания вроде как та бурлящая Тисса во время весеннего полноводья – где же ты ее вместишь? Можно лишь зачерпнуть, да и лишним будет, ладонью ли, бадьей ли – в каждой капле та же Тисса во всей полноте. Но общий опыт можно условно разделить для себя и для людей на отдельные участки. Подчеркиваю: условно, потому что каждый отдельный аспект так же содержится во всех других. Прежде всего, это личный опыт жизни в том же существовании, что и бездомные дети, о которых читалось в детстве. Но есть что-то другое, чем чтение: проникновение той бездомной жизнью лишнего ребенка, ее невероятно специфическим запахом, тленностью подвалов и теплобункеров. Той жизнью, в которой в прах превращаются все ценности цивилизованного мира, потому что лишние в той жизни, к которой мы допустили людей маргинальной зоны. Интеллектуальные ценности, книжку, условность распределения времени, этика частного распределения социального пространства, аргументы относительно оснований нравственности, апелляции относительно эстетики – да и вообще категории прекрасного! – все абсолютно является лишним, потому что находится вне горизонта их бытия. Это является очень подобным опыту миссионеров среди людей совсем другой цивилизации. Но для того, чтоб постичь этот опыт, совсем не нужно ехать где-то за пределы миров – оно есть здесь, в самом простом смысле под нашими ногами.

В первые месяцы существования Светлого Дома я с саркастической улыбкой размышлял себе, что наверное так же чувствовали себя люди римской цивилизации среди руин, заполненных новым населением, которому все римские прибамбасы – такие дорогие для каждого цивилизованного человека! – были совсем не нужны. «Ах, что же вы делаете! Это же такая редкостная книжка! Оно же не для того, чтобы вытирать…» а в ответ до невероятности натуральное, без иронии: «ГА?» это было обновлением первохристианского опыта. Перед тем, в советские времена, бал опыт, который «пропахся» катакомбами и хрустом костей на арене Колизея. Но среди детей БОМЖ приравнялось ко вкусу первохристианского МАРАНАТА, перед которым все искусство всех форумов и Акрополей, все Горации и Сенеки – пыль.

Это было обновлением моего монашеского салезианского призвания, когда Господь дал мне понять, чем является монашеская миссия «противиться миру» — это участь в Пасхальном обновлении, при котором только сам Господь ведает, что пройдет конечный огонь.

Собственно тогда я понял, что Святой Иоанн Боско прославлен в Царстве Божием не как талантливый педагог. Но как Преподобный Юродивый, который открыл двери монашеского подвига до Евхаристической Высоты – поделиться хлебом своего существования с эсхатологической общиной лишних детей. И тогда пришло третье открытие: можно вдоволь развлекаться технологиями сохранения верности отдельным монашеским обетам, виртуозно выкручиваясь в соблюдении «трех обетов». Но в конце в счет войдет совершенство только одного, который носит имя ИСТИННОСТЬ или ИСКРЕННОСТЬ. Маргинальные дети приспособились видеть в каждом «рядовом гражданине» только объект потребления. Так же они приспособились открывать этот «ларчик» там, где царит слабость. Они знают, что каждый из нас скрывает свою слабость, маскируя ее силой, благородством, благодушием, которые как правило не выдерживают их проверки и на самом деле являются ординарной ложью. Маргинальные дети ищут нашу ложь, место нашей наибольшей слабости, место нашего прикрытого стыда, чтобы «питаться» за наш счет.

Наименьший из осиротевших наверняка знает, что ни мамы, ни папы у него нет и не будет, но доверчиво протягивает ручки к тете с вопросом: «Ты моя мама?» и получает порцию благ, замешанных на чуждому этому ребенку расставании, и снова ждет следующую тетю, чтобы идти к ней с тем же самым вопросом. А разрешение ситуации только в одном – в ИСКРЕННОСТИ, которая способна ответить: «Нет, я не твоя мама, я не твой папа, и никогда не буду, — но я способен кое в чем быть рядом с тобой на некоторое время, если тебе это нужно». Маргинальные дети научили меня и учат дальше НЕЛЖИВОМУ МОНАШЕСКОМУ БЛАГОЧЕСТИЮ.

Простите, но если я сейчас начну писать о том, как эти дети научили меня понимать, что милосердие является эсхатологической ценностью и эсхатологическим моментом в жизни отдельного человека… о том, почему я называю маргинальные общины – прежде всего детские, подростковые и молодежные – эсхатологическими общинами, то есть общинами голгофского «Свершилось!», про принятия на себя проклятия во спасения (что снова таки вернет нас к сущности монашества, как покаянного отделения добровольной «анафемы»)… — то возникнет именно та книжка, о ненаписании которой я говорил в начале. Поэтому, простите, прерываюсь и перехожу к следующему вопросу. Если считаете, что книжка нужна, скажите Богу, чтобы Он меня заставил, хорошо?