Ни один священник УГКЦ не покинул места своего служения на оккупированных территориях, – Патриарх Святослав

21 апреля, 12:00
Общество
Ни один священник УГКЦ не покинул места своего служения на оккупированных территориях, – Патриарх Святослав - фото 1
«Мы стараемся поддерживать контакты со всеми священниками. Слава Богу, все живы. Мы ищем способ, как им помогать. Никто не покинул своего места служения», – об этом сказал Глава УГКЦ в интервью НВ.

«Я действительно горжусь нашими отцами в Херсоне. Славная Чернобаевка – это 7 км от их монастыря. Я действительно горжусь нашими отцами в Мелитополе и других городах, которые попали на юге Украины в оккупацию. Да, их зовут на разговоры, да, их посещают и так далее. Но они продолжают служить, кормить людей, быть там для людей едва не единственной опорой и ориентиром в эти сложные времена», – сообщил Патриарх Святослав.

Особенно ему больно за Мариуполь: «Отдельная моя боль – Мариуполь. Наш священник в Мариуполе одним из последних выехал во время гуманитарного коридора. А на прошлой неделе из танка расстреляли наш дом Каритаса в Мариуполе и погибли там два человека. То есть Каритас Украины, как церковная структура помощи, даже в таких экстремальных условиях работал там до последнего. У нас сейчас нет до конца сведений. Похоже, этот форпост гуманитарного служения церкви пока парализован. Но делаем все возможное».

Патриарх Святослав также рассказал о тех территориях, которые были оккупированы, но уже сегодня зачищены: «Я вам скажу только о двух центрах. Чернигов, где наши отцы-редемптористы и священники действительно жили все время под бомбами с нашими людьми. Слава Богу, что все целые и здоровые. Чернигов был в тактической оккупации. Были моменты, когда мы не могли до них дозвониться, потому что там не было ни света, ни тепла. Но они геройски продержались это время.

Но особенно символический случай – наш священник в Славутиче со своей женой. Я так о нем переживал, я так о нем молился! Был такой момент, что он сумел пробиться из Славутича с нашими военными в Киев, чтобы взять гуманитарную помощь. Я с ним виделся здесь, в Патриаршем соборе. Он сказал, что, к сожалению, теперь не может быстро вернуться, потому что зашли российские танки и дорога, по которой выезжал, теперь закрыта. С ним был офицер высокого ранга, которому я сказал: "Господин офицер, сохраните мне этого священника. Потому что все будет – танки, дома, – но такого парня у меня больше не будет". И, вы знаете, они потом вернулись и пробились в этот окруженный город. Его беременная жена переживала начало оккупации, а затем рожала третьего ребенка в темном холодном роддоме при свечах. Это вообще, знаете, как некое пасхальное таинство. Был такой момент, что российские войска все же вошли в Славутич. Я немедленно звоню ему и спрашиваю: "Что ты делаешь? " Он говорит: "Я стою с людьми с крестом перед российским танком". Вы представьте себе! Слезы на глаза поворачиваются. И Славутич выстоял».