• Главная
  • Мониторинг
  • Рокировка и депортация. Как изменилась судьба глав православной и католической церквей в Беларуси...

Рокировка и депортация. Как изменилась судьба глав православной и католической церквей в Беларуси

06 сентября, 11:30
Вениамин (Тупеко) - фото 1
Вениамин (Тупеко)
Источник фото: newsru.com
В ближайшее воскресенье в Москве будет официально утвержден новый глава Белорусской православной церкви – Вениамин (Тупеко). Сейчас у него пока еще титул епископа, но уже в ближайшие дни он станет митрополитом Минским и возглавит местную церковь.

В то же время, главе католиков архиепископу-митрополиту Тадеушу Кондрусевичу отказали во въезде в страну. Сейчас он пребывает в эмиграции в Польше. В чем же причина избирательного отношения властей к конфессиям и почему церкви по-разному реагируют на события в стране?

Голос церкви

На протесты и насилие силовиков две крупнейшие деноминации Беларуси отреагировали по-разному. Римо-католический Костел открыто поддержал протест. Ксендзы запустили акцию «Католик не фальсифицирует», духовенство выходило на митинги, а епископы выступали с жесткими обращениями, критикуя власти. За активную позицию католики уже поплатились.

Сначала были выставлены большие штрафы Красному костелу (известный католический храм Минска – прим. редакции), потом и вовсе во время одной из зачисток силовики заблокировали в храме протестующих, не давая людям выйти на улицу. Апогеем противостояния церкви и государства стал запрет въезда главе белорусских католиков Тадеушу Кондрусевичу. Александр Лукашенко лично обвинил его в работе на Польшу.

В тоже время позиция православных была неоднозначна и неуловима, как утренний туман. Некоторые отцы, как например Андрей Лемешонок, рассказывали о зверствах протестующих в отношении «бедных ОМОНовцех». Популярный церковный блогер архимандрит Савва Мажуко призвал с пониманием отнестись к силовикам под предлогом «Они же тоже чьи-то дети».

С другой стороны Гродненский архиепископ Артемий выступил с жесткой критикой власти и резко осудил фальсификации. А верующие сами организовали совместный с католиками крестный ход. Уже бывший митрополит Минский Павел сначала это все осудил, но пообщавшись с мирянами скорректировал свою точку зрения. Он извинился за официальное поздравление с победой, направленное Лукашенко, а также посетил в больнице избитых активистов.

Новый глава БПЦ епископ Вениамин кроме как «надо больше молиться» пока ничего внятного не предложил, и скорее всего не предложит. Дело в том, что это особенность его мировоззрения. Он монах от слова «совсем» и ему мирские дела совершенно чужды. Его универсальная реакция – в любой непонятной ситуации нужно больше молиться. Он очень похож на своего коллегу из Украины – главу местной церкви Московского патриархата Онуфрия. Тот тоже аскет и молитвенник. Он может не встать во время минуты молчания по погибшим в АТО и рассказывать, что война на Донбассе это наказание за грехи, а не следствие поддержки российскими военными сепаратистов.

Его личность окутана ореолом отшельничества, а церковные технологи старательно создают ему имидж старца. Белорусскому Вениамину в силу возраста (51 год) еще сложно строить из себя старца, поэтому это такой себе Онуфрий на минималках.

Симфония

Светские обозреватели удивляются позиции православных. Почему нельзя осудить очевидное насилие и несправедливое применение силы. Ведь это вопрос не политической, а моральной плоскости. В тоже время православные апологеты удивлены претензиями, а на католиков и вовсе смотрят косо. Особо рьяные конспирологи обвиняют католическую церковь в поддержке протестных движений и «цветных революций» по всему миру.

Приводят примеры Польши, Украины, Гонконга и других стран. Мол, Ватикан своей религиозной деятельностью подрывает режимы и устраивает смену власти, а заодно и геополитического вектора развития. При поверхностном взгляде, которое присуще конспирологическому мышлению, все действительно так и выглядит.

Но проблема лежит значительно глубже, это даже не церковное самосознание, это уровень подсознательного. По меткому выражению богослова Кирилла Говоруна это ДНК церкви. Так вот у католиков и православных в силу разного исторического опыта это ДНК разное. Православные жили и живут идеей, что идеал это пресловутая византийская симфония – сотрудничество церкви и государства.

Религия сакрализирует и оправдывает власть, а власть помогает религии решать ее проблемы (силовыми, административными или финансовыми средствами). “Вы нам, мы вам”. Стратегия win/win, хотя в перспективе она чаще всего приводит к lose/lose. Отсюда и поддержка любой власти, в том числе и диктаторов, а также знаметиное сергианское «ваши победы – наши победы, ваши несчастья – наши несчастья».

Есть у этого правила исключения, но они порождены контекстом. Жесткий клинч Московского патриархата с Порошенко в Украине, Сербского патриархата с Джукановичем в Черногории и Константинопольского патриархата с Эрдоганом в Стамбуле возможен не потому, что это плохие власти, а потому что это чужие власти. Для РПЦ в Украине свои в России, для Черногорской митрополии в Сербии, ну а для Вселенского патриархата – в Греции.

Два меча

У католиков совсем иной опыт. Папы всегда старались быть независимыми от европейских монархов. Не даром в схоластической средневековой мысли была сформулирована теория «О двух мечах» – о духовной и светской власти Пап. Римский понтифик не подчинялся королю, а сам был сюзереном. Монархи должны были не вмешиваться в религиозные дела церкви, а церковь должна была не вмешиваться в дела других государств.

Это в какой-то момент освободило церковь от заложничества светских правителей и избавило от сервилизма, присущего православию. Папская область, а позднее Ватикан был самостоятельным политическим игроком и не нуждался в опеке других правителей.

Кроме этого на матрицу церкви серьезно повлиял Второй Ватиканский собор. Он сместил фокус внимания с государства на гражданское общество. Активное внимание к евангелизации, перевод богослужебной жизни на современные языки, а также ужасы Второй мировой войны дали понять церкви насколько ужасными могут быть политические режимы и что нужно ориентироваться прежде всего на собственную паству, а не на власть имущих.

Ближайшее будущее

Именно поэтому современная католическая иерархия поддерживает протестующих. Церковь ориентируется на свою паству, на гражданское общество. В то время как православные по привычке обслуживают власть и привыкли договариваться с политическим классом. Это часть ДНК двух церквей. Именно поэтому РПЦ поддерживает непопулярного диктатора Лукашенко также, как она поддерживала в свое время Януковича. Стороннему наблюдателю кажется это непонятным, но в логике византийской симфонии это естественная реакция.

Очевидно, что протестные настроения в Беларуси надолго. Чем дольше православные будут носить очки государственно-церковных отношений, тем хуже будет их положение в обществе. Чем сильнее Лукашенко будет преследовать католиков – тем сильнее будет влияние Костела в этой стране и тем больше православных будет переходить в католицизм. Логика простая, известная еще из школьной программы – «Сила действия равна силе противодействия».

Источник: Вот так