Севастопольский благочинный УПЦ МП: "Наш российский воин – это христианство"

26 апреля, 09:40
Общество
Севастопольский благочинный УПЦ МП: "Наш российский воин – это христианство" - фото 1
Подконтрольный российским оккупантам телеканал НТС Севастополь 25 апреля опубликовал интервью с благочинным Севастопольского округа УПЦ МП протоиереем Сергеем Халютой. В нем Халюта заявил, что "на Украине русские сегодня спасают весь мир". На сайте телеканала было отмечено, что российский оккупационный контингент на территории Украины «воюет на стороне света».

"Невільний Крим" привлек внимание к этому интервью с протоиереем УПЦ МП Сергеем Халютой.

Прямая речь (сокращённо):

«Наша святая Русская православная церковь никогда не остаётся в стороне от событий, которые происходят в нашей стране [имеет в виду РФ]. Конечно, церковь всегда находится со своим народом. Церковь – это собрание людей. И в него входят и наши воины – и простые солдаты, и контрактники, и матросы, и адмиралы, и офицеры, нашего Черноморского флота, других подразделений российской армии. Это наши прихожане. Господь говорит, что они [воины] совершают высочайший подвиг – они душу свою полагают за други своя. Они жизнь свою – самое дорогое, что дал им Господь, – отдают за людей, совершенно незнакомых. Конечно же, церковь всегда находится рядом с воинами, с армией.

У нас [в Севастопольском благочинии] уже второе десятилетие работает отделение по работе с верующими военнослужащими. Сегодня у нас есть палаточные храмы там, где это необходимо. Наши священники посещают в госпиталях раненых бойцов, утешая их, совершая таинства. Мы помогаем и «ДНР», и «ЛНР». В большей степени сейчас помогаем тем территориям, на которые можем сегодня проехать, – Херсон, Бердянск, Мариуполь, часть Запорожской области, часть Херсонской области, часть «Донецкой республики», куда мы можем привезти то, что собираем на территории наших храмов. Мы уже совершили пять гуманитарных походов.

Практически в каждой части, в каждом соединении, в каждой крупной бригаде есть священнослужитель, который не оставляет своё воинское формирование. К сожалению, есть священнослужители, которые получили ранения или погибли в результате спецоперации.

Свет – это когда вы видите наших военнослужащих, которые, может быть, немножечко позволяют себе что-то сказать военнопленным, но не более того. Наши воины остались людьми. Наш ответ – это человечность. Мы должны свет нести.

Пропаганда, которая есть в Украине, – это однобокая информация, которая склоняет человека к жестокости. То есть, смысл всей политики средств массовой информации в Украине – это призыв к жестокости, к ожесточению. Если вы заметите источники нашей информации – они разъясняют людям, почему это случилось, для чего это делается, в чём вообще смысл всего происходящего. Мы показываем то, что делает человека человеком – отношение к мирным жителям, которых наши бойцы, ополченцы, в том числе и наши морские пехотинцы, выводят под обстрелом, отдавая свою жизнь.

Наш русский воин – это христианство. Наш воин, который, защищая собой ребёнка, погибает – вот в чём христианство заключается.

Мы [с украинцами] один народ, безусловно. И мы одним народом и будем. Мы триединый народ. Вот как Троица единосущна и нераздельна, так и наш триединый народ единосущный и нераздельный, потому что наш корень один – это князь Владимир, это одна купель, это одна вера. Мы не виним украинский народ: силы иных государств влияли на развитие ситуации на территории Украины. При попустительстве участников Нюрнбергского процесса в Украину постепенно вползла гидра, которая называется нацизмом. Нужно вспомнить, что делали батальоны украинских нацистов во время и после Великой отечественной войны, вспомнить сожжённые деревни Беларуси, в том числе и Хатынь, жестокость по отношению к своим гражданам. Западный мир, с моей точки зрения, попустил возможность именно в Украине постепенно развиться националистическому течению, что привело к той трагедии, которую мы сейчас переживаем. Мы видим убийства людей, которые симпатизируют «русскому миру».

Нужно было всего-навсего подписать один документ – о нераспространении НАТО к границам РФ. Что мешало? Ничего. Но он не был подписан – для того, чтобы начались эти события. Сегодня очень несложно остановить эту войну – прекратить поставки [оружия], сесть за стол переговоров, выполнить совершенно справедливые требования, которые предъявляет Россия. Это безопасность России. Мы сегодня стоим вообще на том, быть нам или не быть. Мы спасаем не себя – мы спасаем мир: вообще быть миру или не быть.

Ежедневно во всех церквях по благословению святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла мы совершаем особую молитву, частью которой являются слова о том, что от единой купели мы вышли. Мы молимся о том, чтобы Господь вразумлял наших воинов быть милосердными, твёрдыми, обращаться с любовью к врагу, но быть мужественными, побеждать, но сохранять жизнь человеку, которому можешь. Наш президент и наше правительство желают нашему народу одного – чтобы он ещё 80 или 100 лет жил в мире и благоденствии, как те руководители нашей страны, которые участвовали в Нюрнбергском процессе и остановили коричневую чуму на 80 лет мира, которым мы с вами наслаждались. Господь поможет нам, поверьте. Мы будем жить в счастливых странах и любить друг друга, потому что мы крещены здесь, где мы сейчас с вами находимся, в одной купели крещения святого равноапостольного князя Владимира. Мы единая Русь, и такой единой Русью будем всегда, как бы наши страны не назывались и как бы их не раздробляли политики».