Павло Федосов_image

Павло Федосов

Експерт у сфері медіа та комунікацій, громадський діяч

Система взаимодействия государства и религиозных организаций нуждается в реформировании

10 марта, 14:22
Система взаимодействия государства и религиозных организаций нуждается в реформировании - фото 1
Источник: fb.com/groups/vrro.ukr/
Украина - светское государство. Также известно, что религиозный фактор влияет на политическую реальность в стране, и наоборот. В условиях современной Украины без учета социально-политических позиций верующего населения трудно надеяться на эффективность государства и социальную гармонию.

По данным отчета о сети церквей и религиозных организаций в Украине, утвержденном Министерством культуры и информационной политики, к началу 2020 года число религиозных организаций в Украине достигло почти 37 000. Если быть точным — 36 796. Добавив к нему незарегистрированные религиозные общины, а их количество в последние годы возросло, можем получить еще большее число.
Приведенные цифры — не просто статистические данные о количестве и концентрации религиозных организаций в нашем государстве, динамике роста их религиозных сетей. Они также отражают состояние религиозности украинцев, их отношение к определенным ценностям, доминирующие в обществе культурно-цивилизационные установки, жизненные ориентиры, в частности политико-идеологические предпочтения, социальную позицию и пр.
Эти подтверждают и данные из сборника информационных материалов «Особенности религиозного и церковно-религиозного самоопределения граждан Украины: тенденции 2000–2020 гг.», изданного Центром Разумкова. Весь период исследований украинское общество демонстрирует достаточно высокий уровень религиозности. Так, в конце 2010 года число граждан, признающих себя верующими, возросло с 58 до 71% в сравнении с 2000 годом. В дальнейшем, в 2010–2020 годах, доля верующих среди взрослых граждан Украины составляла в среднем 70%.
Итак, факт высокой религиозности украинцев и наличие развитой религиозно-организационной сети, что формализует их право на удовлетворение духовных потребностей, является доказанным и убедительным. Однако за красивыми цифрами скрываются нерешенные вопросы, связанные с обеспечением равных прав религиозных общин, центров, управлений, с реализацией их потребностей, выполнением и соблюдением законодательства о свободе совести, мировоззрения и вероисповедания (возврат государством имущества религиозных организаций, выделение земли под строительство религиозных сооружений, кладбищ), с ограничением представительства интересов части религиозных организаций в органах власти или уполномоченных органах. Также существует проблема в защите государством интересов некоторых религиозных организаций, права которых нарушаются и ограничиваются на оккупированных территориях Крыма и Донбасса.
Известно, что Украина является светским государством. Но также известно, что религиозный фактор влияет на политическую реальность в стране, и наоборот. В условиях современной Украины без учета социально-политических позиций многомиллионного верующего населения и его социального самочувствия трудно надеяться на эффективность политической системы, государственных органов и других политических институтов. Коммуникация и сотрудничество государства со всеми представителями религиозной сети страны становится залогом мира, благополучия и устойчивого развития государства и общества. Соответственно, дисбаланс в таких связях, предпочтение отдельным религиозным центрам (конфессиям, деноминациям), пренебрежение интересами религиозных меньшинств, отсутствие интереса к делам и проблемам религиозных организаций ведут к расколу, раздору и конфликтам в обществе.
После Революции достоинства в Украине активизировались процессы исправления государственной политики в религиозной сфере, которая до 2014 года носила искаженный, однобокий характер. Государство откровенно отдавало предпочтение определенным конфессиям и деноминациям, пыталось политизировать религиозную сферу. Руководству страны и представителям религиозных организаций после Майдана и начала российской агрессии удалось исправить ситуацию, направив диалог и сотрудничество в конструктивное русло.
В нашей стране центральным органом коммуникаций и взаимодействия государства с религиозными структурами стал Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций (ВСЦиРО). Это узловой центр в системе «государство — религиозная сеть страны», независимый консультативно-совещательный орган, решения которого носят рекомендательный характер. Совет образован в декабре 1996 года при Государственном комитете Украины по делам религий как межконфессиональная организация.
Довольно быстро ВСЦиРО превратился из консультативно-совещательного органа в действенный политический инструмент. Так, Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций в декабре 2008 года подписал соглашение о сотрудничестве с Министерством здравоохранения Украины, в 2009 году инициировал сотрудничество с Министерством образования и науки Украины. При этих и других министерствах были созданы специальные общественные советы для диалога и сотрудничества государства с религиозными организациями. В частности, при Министерстве обороны Украины с 2009 года действует Совет по делам пастырской опеки, при Министерстве иностранных дел Украины с 2015 года — Общественный совет по вопросам сотрудничества с религиозными организациями, при Министерстве юстиции Украины также действует Душпастырский совет по вопросам религиозной опеки в пенитенциарной системе Украины.
Члены ВСЦиРО проводят регулярные рабочие встречи с президентом и премьер-министром, руководством профильных министерств и парламентских фракций. На этих мероприятиях разрабатываются решения по дальнейшему развитию партнерской модели государственно-конфессиональных отношений, при которой потенциал религиозного сообщества может лучше служить украинскому обществу в деле нравственного воспитания, развития благотворительности и решения многих насущных вызовов.
Итак, характер, масштаб и интенсивность отношений государства с религиозными институтами перешел на качественно новый уровень: ВСЦиРО из «декорации» превратился в действенный орган. И, конечно, на определенном этапе это способствовало позитивным сдвигам в обществе, помогало его объединению. Однако процесс изменений, заключавшийся главным образом в привлечении потенциала всех религиозных организаций для развития общества, консолидации религиозных институтов во всеукраинском масштабе, затормозил, а вскоре совсем остановился. ВСЦиРО, изменив форму, по сути оставила старые механизмов деятельности. После 2014 года Совет не только не смог выработать алгоритмов объединения и консолидации религиозной сети страны, но собственноручно бойкотировал принятие в свои ряды новых членов, подававших заявки на вступление. На официальном сайте ВСЦиРО так и указано, что «Совет Церквей представляет более 90% всех религиозных организаций Украины» — это «16 церквей и религиозных организаций и 1 межцерковная организация». Кстати, в число 17 до сих пор входят Духовный центр мусульман Украины, членство которого приостановлено еще в 2013 году, и Духовное управление мусульман Крыма, фактически не принимающее участия в работе Совета с 2014 года.
Хотя Совет Церквей, как указано в учредительных документах, функционирует на основе равенства и равноправия, уважения к внутренним правилам и традициям всех религиозных организаций, действующих в рамках Конституции Украины, он не доказывает этого на деле. Безусловно, 17 духовных (религиозных) организаций — это много, но почему в праве представлять интересы своих верующих отказано всем остальным? Например, приняты в ВСЦиРО все, кроме одной, иудейские организации страны; не приняты центр, объединяющий общины кришнаитов и самое большое управления мусульман-суннитов Украины. К этому списку можно добавить еще два десятка религиозных объединений и организаций Украины. Чем их представительство может повредить интересам духовного возрождения Украины и координации межцерковного диалога как в Украине, так и за ее пределами? Вопрос риторический.
Очевидной в этом контексте становится еще и является правовая проблема. В статье 5, пункте 5 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях» сказано: «Все религии, вероисповедания и религиозные организации равны перед законом. Установление каких-либо преимуществ или ограничений одной религии, вероисповедания или религиозной организации относительно других не допускается». Фактически можно констатировать прямое нарушение закона, которое государство не исправляет.
Безусловно, потребность в налаживании отношений, коммуникациях и диалоге религиозных организаций, государственных институтов и общества не может быть остановлена ​​волей ВСЦиРО, определенных политических сил в стране или за рубежом. Возможно, как ответ на определенные ограничения и как форма реализации собственных потребностей и интересов религиозных общин в 2017 году был создан Всеукраинский совет религиозных объединений (ВРРО). В него вошли шесть религиозных объединений и организация религиоведов, действующая на базе Института философии НАНУ и выступающая нейтральной платформой. Один из учредителей Совета, профессор Института философии НАН Украины Александр Саган, объясняя причины появления такой организации отметил:
«У нас государство ориентировано преимущественно на один из межконфессиональных советов, который фигурирует во всех ипостасях, во всех органах власти. Государство, к сожалению, не видит других межцерковных объединений. Нам хотелось бы, чтобы и другие церкви были привлечены к этим процессам, включая процессы законотворчества, принятия нормативных актов».
Анализируя дальнейшие процессы в сфере отношений государства и религиозных организаций, можно заметить, что определенные положительные сдвиги произошли во время изменения конфигурации центральной власти после президентских и парламентских выборов 2019 года. В начале своей деятельности на посту президента Украины Владимир Зеленский, пожалуй, впервые в истории страны, провел встречи с представителями большинства религиозных направлений и религиозных организаций. На официальные встречи с главой государства были приглашены представители различных конфессий и духовных управлений — даже тех, кто не входят в ВСЦиРО.
Затем президент предложил предоставить статус государственных праздников религиозным датам мусульман, иудеев и христиан западного обряда. Эту инициативу, уникальную в своем роде, преимущественно одобрительно восприняли в религиозной среде и в обществе. У ряда экспертов, представителей научных кругов, части религиозных организаций это породило надежду на начало позитивных изменений в религиозной жизни Украины, что может закрепиться налаживанием новых форм сотрудничества государства и религиозных организаций.
Шаги сближения, попытки налаживания связей и готовность к диалогу продемонстрировали и другие государственные институты. Так, в 2020 году встречи с представителями религиозных организаций, не входящими в ВСЦиРО, провели министр культуры и информационной политики Украины Александр Ткаченко, глава Государственной службы Украины по этнополитике и свободе совести Елена Богдан. Центральной темой этих встреч была наработка курса на усиление диалога, сближения и интенсификации отношений власти с представительствами всех религиозных течений, центров и организаций страны.
В конце 2020 году на уровне премьер-министра была запланирована встреча с представителями религиозных организаций страны в расширенном кругу, но из-за вмешательства в организационный процесс лиц, связанных с ВСЦиРО, встреча была отменена. Дальнейшие мероприятия, например, заседания в рамках форума «Украина 30» с участием президента или парламентские слушания некоторых законодательных актов, прошли в «клубном» формате представителей ВСЦиРО.
Подытоживая, можем утверждать, что существование действующей модели диалога государства и религиозных организаций несет угрозу устойчивому развитию как религиозной системы страны, так и общества. Очевидно, что государственно-церковный диалог только с закрытой корпоративной группой Совета Церквей ведет к кулуарному принятия решений, непрозрачной деятельности, монополизму, игнорированию интересов объединений, не входящих в ВСЦиРО. Фактически, Совет провоцирует религиозный раскол, генерирует конфликты и противостояния.
Сложившаяся ситуация, поощряет внешние враждебные силы усилить раскол в религиозной жизни Украины — это один из векторов гибридной войны против нашей страны. Государство должно преодолеть эту угрозу, устранив препятствия к созданию центра взаимодействия с религиозными организациями, а это требует реформирования нынешней модели взаимоотношений.

Теги: #Блоги

Последние новости

Вчера