Так собрати расточенныя или расточити собирающияся?

25.10.2010, 13:05
Отметим также, что в "неизменяемом Символе веры» также отсутствует догмат о "русском мире" и "триедином народе", и поэтому снова согласимся с архиеп. Ионафаном: вопрос об этих тезисах и идеях относится к более чем обсуждаемым. С благодарностью воспринимаем это наставление владыки Ионафана.

С смешанным чувством прочёл недавнюю заметку архиепископа Тульчинского Ионафана (Елецких) «“Оспаривать очевидное – труд неблагодарный”. О мнимом “противостоянии” архиерея УПЦ Предстоятелю УПЦ»  и являющуюся ответом на реплику статьи «О жизни в зазеркалье или несколько мыслей о визите святейшего Патриарха Кирилла в Украину». Хотя Владыка Ионафан, к композиторскому таланту которого отношусь с глубоким уважением, предпочёл не упоминать на своём сайте моего имени, не думаю, что раскрою секрет, если скажу, что статья о Зазеркалье – моя. Вот, что пишет архиеп. Ионафан:

«Один из незаурядных современных украинских публицистов (не будем называть здесь его имени) в одной из своих, изрядно нашумевших оригинальных статей, к сожалению, как бы мимоходом, ошибочно утверждал: "Последователь Патриарха (Кирилла – ред.) архиепископ Ионафан (Елецких), судя по всему, не согласен ни со своим Предстоятелем (УПЦ), ни с братьями-украинцами, видя в идее Киевского Иерусалима плод измышлений националистов»

Ну что ж, быть может, кому-то покажется старомодным, но я верю в то, что авторство предполагает не только ответственность за написанные слова и приводимые факты, но также и за возможные недоразумения, вносимые написанным текстом, а посему моя совесть не позволят оставить неразумение моего уважаемого читателя открытым. Поэтому разберём ключевые аргументы. 

1. О (не)согласии архиеп. Ионафана с Предстоятелем своей церкви митр. Владимиром

В своём докладе «Слово про Киев» на открытии IХ Междунароных Успенских Чтений «Память и надежда: горизонты и пути осознания» Предстоятель УПЦ Блаженнейший митр. Владимир говорил о важности идеи Киева как духовного центра, как Нового Иерусалима.

Митр. Владимир: «Kiovia nostra cоеlum est, Киев – это наше небо – писал в 1635 году митрополит Сильвестр Косов. А другой киевский митрополит – Иов Борецкий в своём окружном послании (15 декабря 1621) призывал верующих обращаться «…к богоспасаемому граду Киеву, второму, русскому Иерусалиму». проходят столетия, меняется стиль и язык, но “киевская идея” неизменно соединяет град-Киев с трансцендентным опытом, провозглашая его “нашим небом”, “Небесным Иерусалимом” или градом, взятым на небо».

Архиеп. Ионафан: «Теория же т.н. «киевоцентризма», исповедуемая украинскими националистами – всего лишь, оземленный тусклый отблеск высочайшего идеала Святой Руси».

Как видим, если Предстоятель УПЦ говорит о Киеве как духовном центре, как об объединяющем начале, а о киевском Иерусалиме говорит как о вполне самодостаточной идее, то архиеп. Ионафан – исходя из его же слов (быть может, они ошибочны?) – воспринимает идею Киевского Иерусалима с точностью до наоборот: как нечто разъединяющее, как лишь «тусклом» притом «оземлённом» отблеске более высокой идеи. И ещё одно. Если Предстоятель УПЦ говорит именно о Киеве, как новом Иерусалиме, то вл. Ионафан склоняется вовсе не к Киеву, а к Новгороду.

Таким образом, владыка Ионафан последовательно опроверг один из ключевых тезисов Патриарха Кирилла – «единство исторической памяти», обнаружив его несостоятельность, и проиллюстрировав, что не только невозможно «единство исторической памяти», но даже едва ли возможна идентичность во взглядах на происходящее в настоящем. 

2. Об обсуждаемости идей

«Разве в неизменяемом Символе православной веры уже появился новый "киево-иерусалимский" церковный догмат?" - Нет! А, если так, то вопрос о Киево-"Иерусалимской" идее относится к разряду обсуждаемых» – отмечает архиеп. Ионафан.

Да, безусловно, догмат такой не появился, к счастью. Так ведь никто и не утверждал, что архиеп. Ионафан или кто-то из его коллег должен непременно дублировать мысли своего Предстоятеля. Без осуждения было лишь отмечено, что архиеп. Ионафан, судя из его собственных слов, не согласен со своим Предстоятелем, митр. Владимиром, относительно восприятия Киева-Иерусалима, на что он имеет полное право.

И, конечно же, всецело разделяем призыв архиеп. Ионафана: можно и даже нужно как можно более широко обсуждать вопрос и Киево-Иерусалимской идеи, и многих других, того же вопроса автокефалии, а не пытаться спрятать их под маской «это аксиома, а не предмет для дискуссий», как привык поступать собрат архиеп. Ионафана митр. Одесский Агафангел.

Отметим также, что в «неизменяемом Символе веры» также отсутствует догмат о «русском мире» и «триедином народе», и поэтому снова согласимся с архиеп. Ионафаном: вопрос об этих тезисах и идеях относится к более чем обсуждаемым. С благодарностью воспринимаем это наставление владыки Ионафана. 

3. О градах и мирах под деревьями и рациональное предложение архиеп. Ионафана для Патриарха Кирилла

«“Я умом ходила во Иерусалим”. Умом, т.е. силой духовного зрения, силой веры!» – отвечает архиеп. Ионафан словами неизвестного народного канта, и далее призывает понимать концепцию Киевского Иерусалима образно, приводя слова «А, Иерусалим-то может быть и под березой!». Полагаю, что владыке Ионафану непременно следует предложить сей чудесно развитую модель-образ Святейшему Патриарху в приложении к высказанной им идеей Русского мира. И снова согласимся с логикой, предложенной вл. Ионафаном, и адресуем рациональное предложение автора Святейшему Патриарху: никаких миров и концепций ни развивать, ни создавать ненужно, ведь Русский мир может быть и под берёзой… или каштаном! Впрочем, под берёзой ли каштаном с таким же успехом обретаться и мир греческий, немецкий, романский и многие иные миры…

4. Так что же критикует архиеп. Ионафан?

Также удивляет позиция вл. Ионафана в отношении православных братьев из УАПЦ, обратившихся «иерархам иных Православных Церквей, украинским историкам и культурологам с предложением совместно трудиться над окончательным начертанием и популяризацией киевской идеи». В настоящее время мы наблюдаем уникальный пример идеи, способной объединить народ Украины независимо от национальности, партийных взглядов, конфессиональной или юрисдикционной принадлежности… О необходимости популяризации Киевской идеи говорят как наши иерархи, включая Предстоятеля, так и представители УПЦ КП и УАПЦ, с уважением ссылающиеся же на доклад его Блаженства. Казалось бы, нужно радоваться, – вот то, что может, наконец, «собрати расточенныя».

Архиепископ Ионафан, однако, отвергает и первоначальный призыв своего Предстоятеля митр. Владимира, и братский призыв, звучащий из недр УПЦ КП и УАПЦ, и утверждает, что Киевская идея в предложенном формате «является явным искажением православной церковной истории и отеческой теософии, теоретическим обоснованием клерикального “политического православия”, продолжением сектантской проповеди церковного и духовного сепаратизма». А далее делает вывод, что «в таком провокационом проавтокефальном ключе трудиться совместно над "окончательным начертанием", а, тем более, совместно популяризировать "киевскую идею", в Тульчинской епархии УПЦ МП не представляется возможным».

Вывод вл. Ионафана можно объяснить лишь привычной реакцией на «слова и деяния раскольников», которые «скверны априори». Однако же, если опираться на тексты, то реакция вл. Ионафана вызывает полное недоумение. О формате Киевской идеи прямо говорится в соборном обращении УАПЦ: «Киевская идея действительно имеет потенциал стать одним из главных элементов новой украинской идентичности. Но для того, чтобы это стало возможным, очень важно, чтобы киевская идея была осмыслена в над-партийном и над-юрисдикционном формате, как идея, которая объединяет, а не разъединяет народ Украины» (перевод архиеп. Ионафана). Представитель УАПЦ архиеп. Иоанн (Модзалевский) также особенно подчёркивает: «Киевскую идею преступно сводить к идеологеме «Геть від Москви!» или лозунгу «Київ проти Москви!». Но, «не верь глазам своим!», - архиеп. Ионафан упорно видит в Киевской идее «антитезу Русскому миру».

И все же, если даже согласиться со словами Его Высокопреосвященства о Киевской идее как антитезе Русскому миру, то ведь именно в ней в большей степени, чем в Русском мире воплощаются идеи древности, широты и свободы. Ведь, как отмечал представитель УАПЦ архиеп. Иоанн (Модзалевский), очень важно, что древний Киев, который древнерусские летописи именуют «матерью городов русских», является не только историческим и духовных центром Украины, но и сердцем и святыней для всего восточнославянского мира, а не только для мира Русского. К тому же, в отличие от Русского мира, Киевская идея не пытается «сшить» из различных народов сиамских близнецов, т.н. «триединый народ», навязывая им «единую историческую память». И об этом особенно важно помнить в контексте притчи Господней о талантах.

Так что же в действительности критикует архиеп. Ионафан? Судя по всему, то, что в Киевской идее отсутствует пропаганда Москвы… 

5. О путях объединения

Владыка Ионафан напоминает: «Объединять же православных Украины должно не столько историософское “киево-иерусалимское небо” и патриотические декларации по этому поводу, сколько реальное их общение в единой евхаристической Чаше Христовой, которого, увы, нет, но без которого и это "небо" окажется устрашающе пустым». Да, владыка Ионафан прав, действительно, объединять должны не «историософские матрицы», которые, в частности, пытается популяризировать Святейший Патриарх Кирилл, но евхаристическое единство у Чаши Христовой, которая одна и та же в Москве и Тбилиси, Константинополе и Белграде, Иерусалиме и Александрии…

И именно в этом ключе вызывает недоумение реакция вл. Ионафана на соборное прошение УАПЦ о принятии структуры под омофор Константинопольского Патриарха. Что ж, если наши братья из УАПЦ таким путём обретут евхаристическое единство у Чаши Христовой со всеми нами, если Константинопольская Патриархия, согласно теории самого же архиеп. Ионафана, имея властью от Бога «вязать и решить», сумеет «мистически наполнить внешнюю форму… через Свою святую Кинонию (Общение) благодатию Святого Духа», то ведь нужно только радоваться. Ведь именно это будет подлинное единство во Христе, единство евхаристическое, а вовсе не юрисдикционное, территориальное, историософское или какое-либо ещё. Более того, это и будет то самое «собирание расточенных», к чему многократно призывает архиеп. Ионафан, а долг каждого из нас, верных чад Церкви Христовой, содействовать обретению такого единства.

В заключение отметим, что слово «ошибочно», относящееся к несогласию со своим Предстоятелем Блаженнейшим митр. Владимиром, и особенно выделенное владыкой Ионафаном, сообщает надежду. Стало быть, владыка Ионафан согласен с Блаженнейшим Предстоятелем о важности Киевской идеи, ее объединяющем потенциале и необходимости ее популяризации. И быть может, более того, архиеп. Ионафан согласен со своим Предстоятелем и в том, что «наши умы не должны занимать размышления о том, действительны или нет "таинства", совершенные в расколе. […] внешняя форма таинства, совершенного в расколе, в случае возвращения раскольников в лоно Церкви, наполняется благодатной силой и уже не повторяется».

Владимир МЕЛЬНИК

"Релігія в Україні", 22 октября 2010