Блог Ольги Рыбачук_image

Блог Ольги Рыбачук

"Теология из газеты": Интервью немецкого профессора экуменических студий Томаса Бремера

23.06.2012, 13:04

29 мая – 5 июня 2012 года в Киеве  завершился первый этап международного теологического семинара «Религия и Церковь перед вызовами современности: Украина–Германия» с участием украинских и немецких студентов, их преподавателей и ведущих специалистов в области богословия и культуры.  Целью семинара является развитие диалога между вузами, структурами Церкви и гражданскими организациями Украины и Германии, знакомство молодых людей с другой религией, культурой, страной. Вторая часть семинара состоится уже в Мюнстере, Германия, c 28 июня по 5 июля 2012 года.

Организаторами семинара выступили Центр св. Климента „Общение и диалог культур”, Вестфальский университет имени Вильгельма (Мюнстер, Германия), Институт религиозных наук св. Томы Аквинского в Киеве (Украина), Центр европейских гуманитарных исследований НаУКМА, научно-издательское объединение „Дух и литера”.

Группу немецких участников – студентов Мюнстерского университета – возглавил Томас Бремер, профессор экуменических студий и исследования мира данного университета.

Предлагаем Вашему вниманию небольшое интервью, которое Войчех Суровка ОР, директор Института религиозных наук, взял у своего немецкого коллеги, чтобы лучше узнать о том, как обстоят дела с изучением богословия и экуменическим диалогом в Германии. Также есть версия на украинском языке.

 

В.С. – Войчех Суровка ОР

Т.Б. – Томас Бремер

 

В.С.: Чем занимается Ваш факультет, сколько там студентов? Это экуменическое или только римо-католическое богословие?

Т.Б.: Наша группа – студенты университета Мюнстера, из города, где действует самый большой по численности студентов католический теологический университет в Германии. У нас приблизительно 2,5 тыс. студентов, большинство из них желает стать преподавателями в школах на всех уровнях, потому что у нас в Германии Закон Божий в школах – обязательный предмет, так что у них хорошие возможности работать. А другие хотят стать священниками, или работать в Церкви как миряне, или вообще заниматься потом по окончании университета любой другой деятельностью. Кандидаты в священство живут в семинарии в Мюнстере, их кормят и так далее, но они учатся на факультете вместе с остальными.

По немецкой системе теологическое образование различается по Церквям, по конфессиям, так что в Мюнстере есть и большой протестантский факультет. Это значит, что фактически наши студенты – все католики, их студенты – все протестанты. У нас хорошие отношения, но административно это два факультета. Недавно открылись еще две кафедры: одна – по православной теологии, другая – по исламской, потому что в нашем лянде (земле) Северный Рейн – Вестфалия у православных и мусульманских детей тоже есть право на обучение в школах, и, чтобы подготовить преподавателей, наш университет открыл также православные и мусульманские кафедры.

Наш факультет имеет все теологические предметы, включая и философию. В рамках университета также есть экуменический институт с двумя профессурами, двумя кафедрами: моя коллега преподает экуменические отношения Католической Церкви с западными церквями, а я преподаю экуменическую теологию плюс историю восточных церквей.

В.С.: То же самое, что я преподаю здесь! Богословие восточных церквей и экуменическое богословие.

Этот проект, в котором мы участвуем, это первый проект или раньше уже были такие встречи?

Т.Б.: У нас раньше уже был такой опыт. Что касается Восточной Европы, то лет десять тому назад мы были с группой студентов в Минске, когда там еще действовал Европейский гуманитарный университет, в котором тоже был теологический институт. Система была такая же: мы с группой едем туда, работаем (тогда с белорусскими, сейчас – с украинскими студентами) одну неделю, и через неделю эти студенты приезжают в Мюнстер, там тоже пребывают и работают одну неделю. У нас очень хороший опыт. Два года тому назад такая же встреча была с УКУ, во Львове, сейчас вот в Киеве. Это способствует тому, что студенты лучше узнают другую культуру, страну, другой способ изучения и учения и, конечно, другую Церковь. В этой группе сейчас здесь, в Киеве, есть и римо-католические, и греко-католические, и православные студенты. Из наших студентов еще никто никогда не был в Киеве, это новый опыт.

А кроме этого еще можно добавить, что наш факультет имеет достаточно много партнерств с разными институциями в мире, в Польше, в Ополе, и мы регулярно – и студенты, и преподаватели – посещаем друг друга. И есть в Африке – в Гане (в Тамале – это небольшой город в Северной Гане). И каждый второй год одна группа едет в Гану или группа из Ганы приезжает в Мюнстер.

Сейчас возникает и развивается партнерство с Беркли, Калифорния (США). И так далее. Так что есть такие разные проекты.

В.С.: Думаете ли продолжать этот киевский опыт? Или будете в других местах пробовать?

Т.Б.: Мы пока еще не знаем, никаких конкретных планов нет. Моя цель и мой опыт подсказывают, что это случится, что после таких экскурсий отдельные студенты, принимавшие участие, занимаются в этой стране дальше или поддерживают контакты. Потому что мы как преподаватели, конечно, не можем поддерживать все контакты со всеми такими институциями на таком уровне. У нас есть, например, один студент, который один год учился во Львове. Сейчас он хорошо говорит по-украински и занимается Украиной. Есть другой, который преподает в Москве, и так далее. Так что, есть определенный опыт. И, наоборот, у нас докторант на факультете – украинец; был докторант, с большим успехом защитившийся в прошлом году, – православный студент из Москвы. И сейчас у нас учатся, как я сказал, аспиранты из Африки, из Ганы.

В.С.: Вы говорили, что Ваши студенты живут в Вашей стране, в лянде, где есть много разных конфессий. Как обстоит ситуация с экуменизмом – не на уровне высокого международного диалога, но на уровне студентов? В чем они встречаются, и какие проблемы у них возникают?

Т.Б.: Да, население Германии составляет приблизительно 80 млн, из них 1/3 (26–27 млн) – католики, 1/3 – протестанты и 1/3 – неверующие (особенно в Восточной части) или что-нибудь иное (более 1 млн православных, 3–4 млн мусульан).

150 лет тому назад отношения между католиками и протестантами были очень плохие или вообще никакие. Например, брак между протестанткой и католиком – или наоборот – очень часто был большой проблемой. Мой покойный отец рассказывал мне, что когда он был молодым, в городе, где он жил, были и протестанты, и католики. И был, если можно так выразиться, обычай, такая «традиция», что во время самого большого протестантского праздника – Великой пятницы – католические домохозяйки намеренно выносили ковры и вытряхивали их, когда протестанты в своих лучших костюмах шли в церковь – чтобы сердить их. И наоборот, когда у нас на праздник Тела Христова шла процессия, то ковры чистили протестанты. Такого уже нет, и это, конечно, всегда зависит от конкретных людей. Сегодня у многих католических приходов хорошие отношения с протестантскими приходами, много межрелигиозных браков, церковные лидеры и первые иерархи хорошо сотрудничают.

Это действует и на ежедневном уровне. У нас постоянно проходят совместные семинары с протестантскими преподавателями, на которые приходят и протестантские, и католические студенты, и учатся вместе. Конечно, каждый потом пишет семинарскую работу или сдает экзамен у своего преподавателя, но сотрудничество и ежедневный опыт очень хорошие.

И именно опыт показывает, что такие встречи не ослабляют конфессиональную идентичность, но наоборот, даже укрепляют, потому что для меня как католика, когда я встречаюсь с протестантом, становится более ясно, так сказать, что я – католик, я буду подробнее размышлять, что это значит и какие последствия имеет.

Еще одно слово о православных. У нас их сравнительно немного; хотя во всех больших городах сейчас существуют православные приходы, но почти все они пока еще организованы по национальному признаку. Это, главным образом, греки, потом русские, русскоязычные сербы (много сербов), румыны, болгары и остальные. Когда 30–40 лет тому назад они (особенно тогдашние югославы и  греки) приехали как рабочие, православная церковь быстро организовала для них приходы, послала священников. Но для них это очень часто имеет и мощное социальное измерение. После литургии они встречаются, могут общаться со своими земляками на родном языке и так далее. Они тоже открыты экуменическому сотрудничеству и экуменической ежедневной жизни, но, конечно, это другая ситуация, потому что территориально они не в такой мере организованы, часто в приход им приходится ездить за 40–60 км, ведь их меньше, чем протестантов и католиков.

В.С.: Если можно, личный вопрос. Что Вас привлекло в восточной традиции настолько, что Вы выбрали эту специализацию?

Т.Б.: Можно сказать, что это просто случайность. Никаких таких семейных корней у меня нет. Но когда я учился в школе, между Мюнхеном, где я жил, и Белградом в Сербии (тогда – Югославии, это было давно) был обмен школьников. Я попал, если не ошибаюсь, в 1975 году в Белград, и десять дней жил в белградской семье. Это был очень интересный новый опыт, и первый раз я был в среде, где я ничего не понимаю. Так что я интересовался, изучал параллельно католическое богословие и славянские языки, окончил славянский институт. И вот тогда, конечно, из заинтересованности в славянских языках и культуре естественно появляется интерес к восточным Церквям.

В.С.: На сербском Вы тоже говорите?

Т.Б.: Да.

В.С.: Если в Белград поедете, сможете свободно общаться?

Т.Б.: Да.

В.С.: И последний вопрос. Как богослов, что бы Вы могли сказать нашим студентам, которые изучают богословие здесь?

Т.Б.: Ну, я думаю, что ничего особенного сказать не могу, кроме того, что им говорят их преподаватели. Может быть, скажу то, что я говорю нашим. У меня есть планы в будущем семестре читать курс лекций под названием „Теология из газеты”. Что я хочу этим сказать: в ежедневной жизни – и не только в церковной и религиозной, но и политической, общественной – происходит очень много интересных и важных событий. И я думаю, что для теолога этим важно заниматься, интересоваться не только теологическими вопросами. Я говорю своим студентам: лучше читайте на одну теологическую книгу в месяц меньше, но каждый день – хорошую газету, чтобы быть в курсе событий. Читая газету, можно каждый день узнавать что-нибудь важное и для веры, и для теологических воззрений. Так что я думаю, что задание Церкви и теологии на современном этапе – это интересоваться и заниматься окружающим миром.


Профессор Бремер на сайте Мюнстерського университета

Фотографии с семинара

Аудиозапись интервью

Источник: Институт религиозных наук

 

 

 

 

Последние новости

Вчера