Колонка Екатерины Щоткиной

Второй сорт, или Зачем украинцам Папа и копты

23.05.2013, 10:36
Второй сорт, или Зачем украинцам Папа и копты - фото 1
Наши СМИ предпочитают работать по принципу фаст-фуда, где все дешево, много, быстро, ярко, даром, что не слишком здорово для желудка.

Екатерина ЩеткинаПожалуй, нигде журналист не чувствует своей ненужности так остро, как в нашей религиозной теме.

“А почему, собственно, светская пресса должна писать об отречении Папы Римского? Это касается католиков – пускай католики про это и пишут». Примерно так был сформулирован пост в обсуждении обзора Марины Довженко. Не знаю, как у автора статьи, а я сначала растерялась, прочитав этот – своевременный, товарищи, – вопрос. Ну, как это – почему? Как – почему? О чем же еще писать-то? Событие ведь. Сенсация, не побоюсь слова.

Растерянность прошла, эмоции угасли. Но вопрос никуда не делся с повестки дня. Почему же светским СМИ не освещать события церковной и религиозной жизни? Почему бы нам с вами это не читать, этим не интересоваться? Почему вообще в нашем повседневном медиапространстве так мало – ладно, церковного – просто христианского мэсиджа. Почему?

Ведь это действительно странно. Судя по сводкам посещения праздничных богослужений, например, мы довольно таки религиозная нация. По крайней мере, двадцать процентов населения – хотя бы отчасти практикующие христиане, а «просто христиан» у нас, если правильно помню результаты соцопросов, просто пруд пруди — больше 80 процентов населения. Наша религиозность зашкаливает. И при всем при том не только праздношатающиеся по сайтам юзеры задают вопрос «а зачем об этом писать». На этот вопрос имеют совершенно определенный ответ руководители большинства отечественных СМИ. Отрицательный ответ, разумеется. И это еще не все. Вы можете смеяться, но на этот вопрос, судя по всему, готова ответить отрицательно и немалая часть священноначалия. Причины у них, конечно, разные – но результат, увы, все тот же.

Собственно, о причинах. Их великое множество. Начиная с глобальной причины – традиционной узколобости руководства СМИ и плохого образования братьев их меньших – рядовых сотрудников газет и студий. Знаете, какой ответ я чаще всего получаю, когда предлагаю написать статью, например, о проблеме коптов изданию-которого-не-хочу-называть? «А какое это имеет отношение к Украине?» Видите, редактор абсолютно солидарен с автором поста, который «не понимает, зачем нам про Папу». И я снова испытываю растерянность – неужели нужно взрослому человеку при должности разъяснять простые вещи? И с чего начинать? С того, что проблемы коптов только кажутся сугубо локальными, а на самом деле они часть универсальной проблемы? Или это слишком сложно, и надо начать с того, что Украина – это не отдельная галактика и даже не планета? Что по такой логике надо «Три мушкетера» изъять из отечественных библиотек – ведь там тоже ничего нет про Украину. Но я слабачка. Я глотаю все аргументы, пожимаю плечами, отвечаю «ну, нет, так нет» и несу это предложение в другую редакцию.

И знаете, что самое пикантное? Что все эти люди, которые спрашивают меня со скучающим лицом «зачем нам про Папу/коптов/РПЦ/Вселенского Патриарха/Собор и т.д.» – они вовсе не атеисты. Все они считают себя христианами.

Иногда, как профессионал, работающий в области именно религиозной журналистики, я испытываю обиду, жгучее желание все это бросить – ну, не надо это никому! – и переквалифицироваться в управдомы. О политике писать. Или о шоу-бизе. В общем, заняться, наконец, чем-то, что приносит славу или хотя бы хлеб насущный днесь.

И вы знаете, большинство так и поступает. Думаете, никто из молодых журналистов не хочет заниматься религиозными вопросами? Массового увлечения темой, конечно, нет, но примерно раз в два-три года ко мне в «ЗН» прибивались практиканты и выпускники журфаков, которые интересовались именно этим направлением. Их запала хватало на год-два – а потом они уходили. Или в политику, или в шоу-биз, или вообще из профессии. Пожалуй, нигде журналист не чувствует своей ненужности так остро, как в нашей религиозной теме – а это для молодого, амбициозного и особенно не лишенного таланта человека просто невыносимо. Куда тяжелее, чем низкий уровень оплаты труда из расчета на тысячу знаков.

Впрочем, что это я все о своем, о неженском? Разве только с религией у нас медиапровал? Религиозная тематика – только симптом. А заболевание системное. Провал у нас не только и не столько с религией – но с «гуманитарной» журналистикой вообще. Проблема «номер 1» — низкий профессиональный (т.е. в данном случае просто культурный и образовательный) уровень авторов и их материалов. Очень часто  дефицит профессионализма проявляется в «церковных» материалах, но это режет глаз только тем, кто хотя бы отчасти «в теме». А ведь то же самое можно сказать о других гуманитарных рубриках — о литературе, музыке, социальных проблемах, нравах, быте. Вам кажется, трудно простить человека, который не знает, кто «блаженнейший», кто «святейший», а кто просто себе «владыка», но берется рассуждать на церковные темы? Я готова вас понять. Но увы, это очень романтичный взгляд. В конце концов, можно выучить «кто есть ху». Но вот буквально на днях на одном очень популярном интернет-ресурсе я  прочитала текст, за который, если бы это было сочинение для 10 класса на тему «как я провел лето», нормальный учитель влепил бы «неуд». Ей не поможет ни к месту употребленное «святейшество», ни исправленные «вордом» орфографические ошибки.

А ведь если бы статья была на тему политики, руководство сайта ни за что не пропустило бы этот текст. Но вот беда – статья была на тему сугубо гуманитарную, а потому – ничего, «сошло».

Второсортность материалов гуманитарного толка соответствует «второсортности» тематики. И «остаточному принципу» финансирования. Ни от кого не секрет, что во многих печатных СМИ статьи на важные – политические, экономические – темы и «второстепенные» — культура, наука, исторические и социальные рубрики — оплачиваются по очень разным тарифам. В результате все, кто имеет хоть каплю амбиций и таланта, обучившись азам профессии, стараются перейти в высокооплачиваемую категорию политических и экономических журналистов. Редкие птицы остаются в гуманитарных темах, по разным причинам, но, главным образом, потому, что они «гуманитарные гики». Их мало – но их, как я уже писала все в том же обсуждении обзора Марины Довженко, и не надо больше. Потому что спрос на них невысок. Вы обратили внимание, что не только рубрик религиозного толка нет в большинстве отечественных СМИ? Во многих из них уже нет еще недавно традиционных рубрик «культура», «искусство». Им на смену в лучшем случае пришли «шоу-биз», «светская жизнь» и т.п. В худшем – ничего. Вместе с «гуманитарными» рубриками канули в лету «гуманитарные» жанры – такие как очерк, фельетон, памфлет. Эти почти литературные жанры требуют совсем других затрат труда от автора. И они, соответственно, недешевы. А наши СМИ предпочитают работать по принципу фаст-фуда, где все дешево, много, быстро, ярко, даром, что не слишком здорово для желудка. И авторов для своих «второсортных» рубрик они набирают, преимущественно, так же, как МакДональдс – много-много юных мальчиков и девочек, озабоченных только тем, сколько гамбургеров они продали и сколько заработали, а не тем, что именно они суют в руки покупателю и какой след это оставляет в них самих – Бог с ним, с миром.

Возможно, это правильно – должен существовать сегмент «массовых медиа», как и сегмент фаст-фуда. Беда, что в якобы «элитных» медиа диспропорция между «первосортными» и «второсортными» темами точно такая же. Не надо мне напоминать, что по-настоящему «элитных» медиа у нас нет. Достаточно того, что есть медиа, которые на это звание претендуют. Или, скорее, имитируют. Нас эта ситуация, в целом, устраивает. Мы, гордящиеся своей «духовностью» (надо же и нам чем-то гордиться), не готовы ни производить гуманитарного – т.е. «духовного» — продукта, ни платить за него, ни даже просто его потреблять. Т.е. наша «духовность» — точно такая же имитация.

Интересно, что в связи с такой «гуманитарной» в целом и религиозной в частности глухотой нашего медиапространства, открываются перспективы для развития религиозных и церковных СМИ. Тем не менее, они не спешат эту нишу занимать. Но о специфике работы и восприятия церковных СМИ — как-нибудь в другой раз.

Екатерина Щеткина

Последние колонки

Последние новости