Блог Александра Бойко_image

Блог Александра Бойко

Церковь строит никому не нужные храмы

11.03.2010, 18:52

Церковь строит никому не нужные храмы

Стройка храма — это утопия. Красивая византийская утопия. В языческие времена это считалось нужным для того чтобы «застолбить» место. Когда нужно было вытеснить язычество на центральной площади города строился храм — и тогда понятно, что если в центре города стоит храм Св. Софии — значит город христианский. Сейчас публичные и людные места это не площади и форумы, а форумы и площадки электронные и медийные, нужно эти площади занять. Подобно тому, как раньше вместе со стройкой храмов, вместо языческих капищ, христианизировали философию, чтобы она стала служанкой богословия, но такой статус в обществе еще нужно было завоевать.

Многие из церковных начальников пребывают в иллюзии — что чем больше храмов, тем будет лучше. Складывается такое впечатление, что другой заботы нет — только храмы строить. Епископы поощряют священников только к стройке – ведь это то, что видно. Другую, необходимую работу, нельзя пощупать как стены храма, поэтому ее часто считают не нужной.

Обилие храмов не спасет православную Церковь. Практика показала, что храмы очень быстро разрушаются. Если мы хотим усвоить уроки революции, нам нужно строить общины. Да, это дело гораздо тяжелее, чем строить храмы, но зато из этих кирпичиков состоит церковь, а не из храмов. Христианская община — это «храм внутри», его нельзя разрушить, взорвать, отобрать, только внутренние раздоры и ереси могут сделать свое дело. Современная православная жизнь может быть динамичной и не жестко привязанной к месту. Если христиане будут собираться в простом доме, безо всяких куполов золоченных и крестов, их «храм» не будет привлекать всяких «конкурентов», которые любят захватывать чужие храмы. Даже если у общины заберут храм, то если в этой общине сто человек, в каждом из домов христиан можно служить целый год.

Главное построить общину, если община разрастается не бабушками, а молодыми и здоровыми людьми, если им нужен будет храм, они сами себе его построят. Храмы часто строят для отчета, есть храм, а ходит туда кто-то или нет — это уже не важно, но эти галочки в реальности никому не нужны и никак не помогут церкви. Что толку что храмов много, а их никто замечать не будет? Это раньше нужно было построить место, чтобы что-то организовать, теперь нужно вначале организовать, построить общественную структуру, а потом искать или строить место под нее, община может жить и без храма. Но часто только стройка храмов  считается главной миссией Церкви. Очень часто можно увидеть священников просящих милостыню на рынке, т.е. батюшку послали в село, там ничего и никого нет и жить ему не на что. Общины там нет, откуда взяться тогда храму, условиям жизни для священника, если самой общины нет? Будет община — будет все.

Конечно, храмы — это важно, это хорошо, хорошо когда они есть, но они создают иллюзию непоколебимости, как будто на них зиждется православие… Конечно, можно сказать, если нашелся кто-то богатый кто построил храм — Слава Богу, но ведь часто эти храмы строятся на деньги олигархов, а народ ведь не слепой, люди видят на какие деньги эти храмы строятся, даже если этот богатый человек честный и хороший — в нынешней ситуации у людей растет озлобление на любых денежных людей, и, соответственно, и на церковь, а мы все копим и радуемся быстро построенным храмам — но, повторюсь еще раз, эти храмы очень быстро взрываются. Церковь тогда запросто может подпасть под антиолигархический погром, олигархи быстро убегут за границу, а Церковь останется один на один с разъяренным народом, или что еще хуже — совсем одна. Хотя сейчас храмы даже могут не взрывать, вокруг православного храма может быть двадцать домов сектантских собраний или двадцать кабаков и публичных домов — и все, что стоит храм, что клуб — никакой разницы тогда не будет — храм в лучшем случае будет археологическим артефактом, в таком случае и православие может остаться артефактом.

Первые христиане могли молится где угодно: любой сарай мог быть местом для литургии, молились они в катакомбах, потому что римляне считали что мертвых, которых там хоронили, беспокоить нельзя, поэтому христиане собирались в таком «неприкасаемом» месте, куда просто так никто не зайдет. Христиане, покинув Иерусалимский храм, не считали себя привязанными к своей земле, родине, храму, они были «предателями» своей земли, предателями с точки зрения язычников и иудеев. Храм для них был где угодно, хоть на улице можно было служить, помещение не было главным. Я не призываю служить в землянках, я призываю обратить внимание на то, что храмы — это не гарантия «православности» местности, страны, народа.

Когда появилась у христиан возможность, они стали строить храмы в знаковых местах, где были раньше храмы язычников. Сейчас, мы должны «столбить» место в медиа-пространстве, вот там собираются люди, там происходит основная коммуникация общества, там раньше был храм советской пропаганды, и это место пока пустует. Только не организовывать православные телеканалы — это означает,  что православные закрылись в своем гетто, а стараться из всех сил встроится в жизнь общества — видеть его проблемы, на них адекватно реагировать, не злорадствовать о том, что там у «неверных» творится — кто-то сгорел и ночном клубе — а пытаться разрешить эти проблемы просто хотя бы по-человечески реагируя на проблемы, помогать обществу, а не отмежеваться, закрываясь в своем мирке. Подобно тому как «Некрещенный поп» в повести Лескова, отец Сава, деньги, которые ему дали на колокол, истратил на постройку сельской школы, так и мы должны не колокола запасать, а строить то, что обществу, нашим прихожанам нужно. Мы не на то тратим деньги. Я слышал историю о том, что одному епископу УГКЦ подарили мерседес, новый, красивый. Он попросил разрешения у дарителей, продал его, купил себе машину попроще, и купил машину простому священнику, не своему приближенному любимцу, а простому сельскому отцу, что бы священник ездил в далекое село для службы, чтобы село не оставалось без священника. Также есть современные примеры еще большей нестяжательности. Глава Сербской православной церкви Павел не заводил себе патриарший хор, в храме пели прихожане, на службу ездил на трамвае, то есть он не создавал себе аппарат или свиту, положенную высшим особам, которую нужно недешево содержать. Постоянно путешествовал по епархии для служения. Рашко-Призренской епархией управлял в одиночестве, не имея ни сотрудников, ни секретаря, ни автомобиля. Всегда передвигался либо пешком, либо на общественном транспорте. Однажды, подходя к зданию патриархии, святейший Павел заметил много стоявших у входа иномарок и поинтересовался, чьи это машины. Ему сказали, что это машины архиереев. На что патриарх с улыбкой сказал: "Если они, зная заповедь Спасителя о нестяжательстве, имеют такие машины, то какие же машины у них были бы, если бы этой заповеди не было?". Есть примеры, показывающие что можно обойтись без внешнего лоска, но к сожаление таких примеров не очень много. Достаточно тратить совсем немного денег на то, что принесет в будущем большие плоды. Не на золотые купола будут смотреть, а будут задавать вопросы.

Сейчас за комментариями по духовным вопросам еще обращаются к священникам, а не к гадалкам, экстрасенсам и психологам, пока еще задают вопросы и слышат что-то из темного средневековья, на языке протопопа Аввакума, и снова обращаются, но это пока… Если не будет религиозно-интеллектуального, разумного ответа, на современном языке, а будут только мракобесные комментарии, Церковь растеряет все уважение, которое еще имеет по «старой памяти» у многих граждан, которые себя декларируют православными. Церковь должна построить свой имидж в обществе, заново завоевать и сохранить уважение в обществе, к этому нужно постоянно прикладывать усилия, само собой ничего не будет. Пока спрашивают, пока в воздухе витают вопросы, нужно на них отвечать. Потому что могут перестать вопрошать об Истине и останемся мы с пустыми храмами…

Александр Бойко