"Між Афінами та Єрусалимом". Блог Олександра Шульги_image

"Між Афінами та Єрусалимом". Блог Олександра Шульги

А те ли цифры? (о 1025-летии крещения Руси)

22.07.2013, 01:45
А те ли цифры? (о 1025-летии крещения Руси) - фото 1
На фоне повторяющейся в СМИ даты 1025 летия крещения Руси и соответсвующих мероприятий вспомнил о своей статьей трехлетней давности. Цифры - это дело хорошее, но историческая точность и сопутствующий контекст - не менее важно.

С чего начинается Родина? Ответ на это вопрос, как в популярной некогда песне, у каждого свой. А вот с чего начиналась Киевская Русь при помощи исторических материалов можно сказать намного конкретнее.

Город Киев был основан в V-VI вв. полянским князем Кием, от которого и получил свое название. О наследниках и преемниках его летопись умалчивает. Но при этом достаточно точно упоминает о появлении в середине IX века на Руси варяжских воинов во главе с Аскольдом, который и становится князем. Практически сразу после своего «вокняжения» тот освобождает полян от дани хазарам и готовит вооруженный поход на Константинополь – столицу Византийской империи. Как раз это событие Нестор летописец в «Повести временных лет» отмечает как момент, когда «стала именоваться Русская земля»: «В год 6360 [860 г. по нашему летоисчислению] …, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом. Вот почему с этой поры начнём и числа положим».

В чем же причина такого факта? Неужели царствование одного из многих византийских императоров или сомнительный с точки зрения военных успехов поход – достаточное основание для того, чтобы служить точкой отсчета, краеугольным камнем? Очевидно, что причину следует искать глубже, в факте Аскольдова крещения под стенами Константинополя. "И народ росов, воинственный и безбожнейший, посредством щедрых подарков золота и серебра и шелковых одежд он (император Византии, - прим.) привлек к переговорам и, заключив с ними мирный договор, убедил сделаться участниками божественного крещения», - пишет о событиях 860 года византиец Константин Багрянородный. Ему вторит и Константинопольский патриархФотий, свидетель и участник славных преобразований: «Ныне они /русы/ переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную веру христиан". Поразительно, но в византийских источниках Х века ничего нет о крещении Руси князем Владимиром Святославичем, зато достаточно документов о христианизации времен Аскольда. Например, русско-византийский договор 874 года, одним из реальных последствий которого стало бы введение христианства на Руси, строительство церквей, крещение правящей верхушки и дружины и внедрение христианского богослужения на киевских землях. По мнению историка
М.Брайчевского, «отсутствие в иностранных источниках сведений о крещении Владимиром Руси объясняется тем, что впервые официальный акт введения христианства в Киевском государстве состоялся в 860 г., при Аскольде». И даже после убийства последнего в 882 г. , когда язычество вернуло себе былые позиции, в глазах Европы Русь оставалась христианской страной". Именно поэтому летописец Нестор отмечает поворотный момент в истории нашей страны, как своеобразную точку отсчета, с которой малоизвестная языческая Русь становится высокоразвитым европейским государством со своими духовными традициями и церковной историей. – «С этой поры начнем и числа положим». В прочем, как и многие важные события, крещение Руси было логичным следствием процессов, затронувших славян еще с IV века. Христианский историк Епифаний (IV век) в одном из своих произведений пишет: «Скифией древние обыкновенно называют всю северную страну, где живут готы и давны (даки), а также вены и арии – до пределов германцев и амазонок. Вены – венеды - одно из древнейших названий славянских племен, которое можно найти еще в произведениях рисского историка Плиния Старшего. На первую половину IV век приходятся произведения Евсевия Кесарийского (263-340г.г.). В «Короткой хронографии» он писал, что престол апостола Петра (влияние Римской церкви) «от Равенны и до Фессалоники, склавов, аваров и скифов, до реки Дунабия охватывает границы епископов». К V веку относится эпиграмма римского поэта Альцима Авита, в которой к «благочестивому союзу Христа» причислен «перечень огромных и разнообразных племен: алеманы, cаксонцы, тюринги, панонцы, руги, склавы, сарматы, даты, остготы, франки… Все они радуются, что познали Бога». Склавы или склавины – одно из наименований славян, которое появляется в античной литературе наряду с венетами(венедами). Таким образом, если признать достоверным свидетельство Евсевия Кесарийского, древнейшее упоминание о успехах христианства у восточных славян следовало бы отнести к первой половине IV века.

Как показали дальнейшие события, успехи эти были временными и дальнейшего развития не получили, хотя наверняка оставили свой след, как зерно, которое, упавши в землю, не остается одно, но спустя некоторое время приносит плод. Эстафету неизвестных миссионеров IV века переняли в IX веке братья Кирилл и Мефодий, которых совершенно справедливо называют «просветителями» славян. Кстати, всем известная миссия в Моравию, которая закончилась переводом Писания на славянский язык, состоялась после русско-хазарского «путешествия» братьев через земли Поднепровья, которое не могло не оставить своего следа в Аскольдовской Руси. Создание единой церковно-славянской азбуки было событием огромного культурно-исторического и духовного значения для многих славянских народов. До письменной реформы Св. Кирилла разрозненные славянские племена не имели единой азбуки и пользовались чем придется: кто латиницей, кто греческим, иллирийским, фракийским, готским или другим письмом. Даже первобытная древнеславянская письменность в разных регионах существенно отличалась друг от друга. К тому же, этими примитивными системами письма пользовались в основном языческие волхвы, которые скрывали ее от других слоев славянского общества, а потому она не смогла получить существенного распространения среди славян. С реформой Свв. Кирилла и Мефодия и постепенной христианизацией, славяне, и, прежде всего, древние русичи, приобщились к Великой Истине – Слову Божьему, получили возможность свободно и без препятствий общаться с разными славянскими племенами, договариваться о примирении и объединении. «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоанн. 1: 1). Именно это Слово стало началом творения новой древнерусскойкультуры, как высоконравственной и глубоко духовной. К этому моменту у восточнославянских племен единой культуры в полном понимании этого слова еще не существовало. Следовательно, она родилось из глубины самого Откровения Христова, от благодати Святого Духа. Поэтому крещение князя Аскольда у стен Константинополя в 860 году не выглядит чем-то необычным. Нет, оно вполне вписывается в духовную канву того периода, как и сам подвиг киевского князя варяжского происхождения, осмелившегося бросить вызов господствовавшему тогда в Поднепровье язычеству. Убийство Аскольда новгородским князем Олегом в 882 году не остановило роста христианства, и не помешало ни Ольге, ни Владимиру Святославовичу обратиться к тому Богу, которого исповедовал их «предтеча». Иностранец из варяжских земель оказался в 860 году намного дальновиднее и нужнее для восточных славян, чем отечественные «вожди», всеми силами пытавшиеся дистанцироваться от христианства. Именно поэтому два века спустя летописец Нестор отметит дату крещения Аскольда, как важнейшее и судьбоносное, поворотное событие нашей истории: «с этой поры начнем и числа положим». Крещение 860 года предшествовало более известному Владимирову крещению 988 года и соответственно, по значимости было не менее важным и необходимым.

Исходя из вышесказанного, в 2010 году среди перечня разнообразных дат и «полуюбилеев» разумнее было вспомнить о действительно «круглой» дате 1150 - летия первого крещения. Того самого, которое определило вектор развития нашего народа и за которым спустя много веков последует и наше личное обращение.